February 16th, 2016

Nuclear

Грязная Лужа

Как известно, в Казанском метрополитене можно услышать чудесное: "Станция Кремлёвская. Осторожно, двери закрываются, следующая станция Козья Слобода".

У нас в Москве в 1936 г. было нечто похожее: автобус 19 ходил по маршруту пл. Свердлова -- дер. Грязная Лужа. Годом позже конечную остановку переименовали от греха в Новую Лужу, хотя это название есть уже на карте 1931 г.
Nuclear

Оптимальная транскрипция русских имен и названий

Китайцы в 1979 году сделали, казалось бы, маленький, но существенный шаг для своего утверждения на мировой сцене. Они ввели официальный стандарт транскрипции китайских иероглифов латиницей – пиньинь. С этого момента существовал только один официальный вариант записи, например, имени родоначальника китайской космонавтики Цянь Сюэсэня (钱学森). Не Chien Hsueh-sen, не Tsien Hsue-shen и не как-нибудь еще, а только Qian Xuesen.
Непривычно? Еще как… Но довольно последовательно. Зная правила этой транскрипции, можно, например, почти однозначно «переводить» записанные пиньинем имена и названия в принятую в России систему Палладия и наоборот. Зная более обширный набор правил, можно более-менее корректно воспроизвести китайское имя вслух – хотя далеко не каждый китаец сможет понять сказанное, языков и диалектов в стране много. (Когда же применяются неадекватные правила, получается «таможенный китайский» со всякими там Генан шуанджу тоузи фажан гуфен юксиан гонгси. Но стандарт не виноват – правила знать надо!)
Китайцы перевели на новый стандарт все местные издания на европейских языках, в том числе и сообщения официального информационного агентства Синьхуа. И процесс пошел – со временем весь Запад стал опираться на пиньинь вне зависимости от страны и языка автора. Старые написания пока сохраняются по инерции для наиболее важных исторических деятелей прошлого, но сегодня Гугль дает лишь 0.63 млн упоминаний старого Mao Tse-tung против 1.19 млн нового стандартного Mao Zedong.

У нас же… ой :-( В Германии транскрибируют наши имена по одним правилам, во Франции по другим, в США параллельно ходит несколько систем, да и в самой России творится черт-те что. Взгляните на латиницу на схеме метрополитена, посмотрите в свой загранпаспорт, а лучше сравните нынешний с предыдущим. Неужели одинаково? У МИДа одна транскрипция, у таможни другая, на телеграфе третья, в The Moscow Times четвертая, в метро пятая … Понятно, что идеальной среди них нет, и в отсутствие государственного стандарта творится полный бардак.
Я задумался, каким мог бы быть этот стандарт, и решил изложить здесь некий приемлемый вариант. Речь не идет о транслитерации произвольных текстов с возможностью однозначного и обратимого преобразования "туда" и "обратно". На это есть ГОСТы, которые хороши для межмашинного обмена, но категорически непригодны в газетной статье. Задачу поставим узко: сформулировать правила передачи латиницей русских имен и географических названий, функционально аналогичные китайским.

Основные принципы выглядят так.
1. Запись латиницей должна обеспечивать не столько восстановление исходной кириллической записи (никто же не переводит Mao Zedong обратно в иероглифы), сколько корректное прочтение. Mao должно произноситься как написано, Ze следует читать как Цзэ, а dong – как дун. Таковы правила, они простые, запомните их и применяйте. При транскрипции фамилии Собянин должен быть отражен слог бя, явно отличимый от ба, от биа и от бья. Мы показываем их четырьмя разными способами, вы берете правила и выясняете, как это читается по-русски.
2. Как следствие, транскрипция должна быть частично фонетической: необходимо, скажем, явным образом показывать двойственность е, ё, ю, я и различать е и ё, но не имеет смысла передавать ни стандартные позиционные изменения, ни тем более диалектные и личные особенности произношения. В общем, не надо писать Maskva вместо Moskva.
3. В записи латиницей не должно быть многозначных символов. Скажем, в американской системе ужасно использование буквы y с четырьмя возможными значениями (ы, й в составе йотированной гласной и одиночно, признак смягчения). При виде записи Belyy Gorodok или, хуже того, Byelyy Gorodok хочется убиться об стену.
4. Не должно быть слишком громоздких и необычных сочетаний для передачи специфически русских букв. Немецкое Chruschtschow с семью знаками на одну щ, нидерландское Chroesjtsjov или французское Khrouchtchev не катят.

Какими же ресурсами для транскрипции мы располагаем?
Шесть гласных a, e, i, o, u, y.
Двадцать согласных, из которых четырнадцать – b, d, f, g, k, l, m, n, p, r, s, t, v, z – имеют стандартные, устоявшиеся русские соответствия практически во всех имеющихся транскрипциях, а еще шесть – c, h, j, q, w, x – не имеют.
Спецсимволы, из которых нам достаточно одного апострофа ’.
Шести гласных латиницы в принципе достаточно для корректной передачи 10 гласных русского алфавита, если позаботиться о явном указании йотирования и смягчения предыдущей согласной. (Для простоты изложения я буду говорить о буквах, имея в виду корректную передачу произношения.)
На семь русских согласных ж, й, х, ц, ч, ш, щ приходится шесть незадействованных латинских. С них и начнем.

Итак, мы будем использовать j для передачи й в изолированном виде (Андрей = Andrej) и для обозначения йотирования (Яков = Jakov). Это обычный прием немецкой транскрипции, который позволит нам высвободить y для передачи ы.
Вслед за китайцами волевым порядком решим, что c будет соответствовать ц.
Будем использовать x для передачи одинаковой с ним по написанию х. Такое произношение нормально для испанского, не так ли? Вот и задействуем бесхозную латинскую x – не сохранять же ее исключительно для замены кс в заимствованных словах! А если кому непривычно, взгляните на пиньинь, где r обозначает ж, и ничего :-) Из более привычных вариантов kh и h первый более громоздкий, а за буквой h логично оставить только функцию модификатора предыдущей согласной. (А при отсутствии таковой – интерпретировать как украинский фрикативный г.)
Скрепя сердце, сохраним привычные эквиваленты zh = ж, ch = ч, sh = ш и shch = щ с допустимой заменой на ž, č, š и šč. Конечно, соблазнительно установить q = ч, тем более что по происхождению это одна и та же буква, но три остальные специфические буквы кириллицы мы этим ходом не спасем, так что оставим q без применения. (Еще более жесткий вариант – ввести вопреки всяческой логике q = щ или даже w = щ, исключительно для избавления от shch. Вряд ли это разумно, тем более что w логично зарезервировать под белорусскую ў…)

Теперь о гласных. Йотированность в начале слова, после другой гласной и после разделительных знаков передаем знаком j, как мы уже договорились. Но именно в том случае, когда й произносится! Не забываем, что это касается не только е, ё, ю, я, но и и в таких фамилиях, как Свиньин = Svin’jin.
В соответствии с обычной практикой разделим гласные латиницы на две подгруппы: a, o и u с одной стороны, e и i с другой. Будем считать e и i смягчающими гласными, не требующими специального указания на мягкость предыдущей согласной, а a, o и u – обычными гласными, для которых такое указание требуется.
Смягчение предыдущего согласного будем обозначать буквой i, как это делают французы и китайцы – Sobianin, Selezniov, Riumin. (Отметим в скобках возможность написаний типа Liesnikov с имитацией дореформенной буквы ѣ.)
В тех редких случаях, когда сочетания ia, io, iu возникают на стыке слогов, разделяем их апострофом: Lari’onov, Mi’usskaja ploshchad’. Китайцы поступают точно так же, чтобы различить, например, слог xian = сянь и двухсложное название Xi’an = Сиань.
Апостроф используется также на месте мягкого знака (смягчающего) в середине и на конце слова. Вставлять его для обозначения любой смягченной согласной вместо i нецелесообразно – слишком «битыми» будут выглядеть слова.
Разделительные ъ и ь можно не отображать вообще – необходимо лишь аккуратно вставлять признак йотирования j. Иностранец не сможет понять, какой из двух знаков был на месте j в русской фамилии Podjapol’skij и нужно ли в этой фамилии произнести д твердо или мягко? Ну да, а оно ему действительно нужно? Тогда пусть выучит список русских приставок. Хотя, конечно, если передавать разделительный мягкий знак как ’j, вопрос снимается.
Разумеется, y всегда обозначает ы и только ее.
А как быть с э? В начале слова может быть либо Je = Е (Jelizaveta), либо нейотированное Е = Э (Ella). В середине русских имен и названий э не встречается, а уж если встретится, то можно формально ввести в правила сочетание eh.
Специфические сочетания же, ше, жи, ши, ча, ща, чу, щу никаких особых уточнений не требуют. Редкие чё и щё произносятся как чо и що и передаются cho и shcho соответственно. При записи латиницей совпадут Усачёв и Усачов? Ну и пусть совпадают. Вы можете восстановить по имени китайского автора Sun Hui его написание иероглифами? Вот и незачем. Лишь бы в библиографиях всегда было Usachov и никак иначе.
Да, ударные гласные при особом желании можно обозначать акцентом, но практически с существующими компьютерными средствами сделать это сложно.

Предлагаемая транскрипция последовательна и отнюдь не революционна. В половине случаев она просто совпадает с привычной. Скажем, как была широко известная в узких кругах Nadezhda Aleksandrovna Popova, так она и останется. Ну а бедняга Khrushchev будет какое-то время конкурировать за место под солнцем с новоявленным Xrushchov’ым, и в конце концов проиграет ему, как сдал позиции Mao Tse-tung перед Mao Zedong’ом.

Collapse )