Igor Lissov (buchwurm) wrote,
Igor Lissov
buchwurm

Category:

Ноябрь -- декабрь 1941. Часть 1

Материал «Белый Раст в контексте битвы за Москву» ( http://buchwurm.livejournal.com/241419.html ), сопровождавший фоторепортаж из Белого Раста, был неполным и во многом неточным. Результат его тщательной переработки представлен ниже. Неизменными остались хронологические рамки событий (23 ноября – 15 декабря 1941 г.) и пространственный охват: от канала Москва – Волга на востоке до Ленинградского шоссе на юге.

Текст оказался слишком велик и идет в двух частях.

16 ноября начался второй этап операции «Тайфун»: немцы пытались окружить и взять Москву. Замысел противника состоял в том, чтобы прорвать оборону советских войск на флангах ударами на Клин и Солнечногорск с севера и на Каширу с юга и замкнуть кольцо окружения в районе Ногинска, образовав внешний фронт по линии Кимры – Загорск – Орехово-Зуево – Рязань.
На клинско-солнечногорском направлении 9-й и 4-й полевым армиям и 3-й и 4-й танковым группам противника противостояли 30-я и 16-я армии Западного фронта под командованием Д.Д.Лелюшенко и К.К.Рокоссовского.

Солнечногорск
(23-28 ноября)
Внезапный захват немцами Солнечногорска днем 23 ноября и взятие Клина в ночь на 24 ноября создали непосредственную угрозу Москве. В исторической литературе большее внимание уделяется героической обороне Клина, что вполне оправданно. Тем не менее надо отметить, что захват Солнечногорска, расположенного на 23 км ближе к столице по Ленинградскому шоссе, был более опасным и в известной мере предопределил исход борьбы за Клин.
Город Клин защищали части 16-й и 30-й армии, оперативно подчиненные заместителю командующего 16-й армии генерал-майору Ф.Д.Захарову: 126-я стрелковая и 24-я кавалерийская дивизия, 8-я и 25-я танковые бригады и полк курсантов Московского командного пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР. 126-я дивизия была малочисленной, а 25-я танковая бригада имела всего двенадцать танков (из них четыре Т-34).
Танковые соединения 3-й танковой группы немцев отбросили и рассеяли соединения 30-й армии – 107-ю дивизию численностью около трехсот человек и 58-ю танковую дивизию, в которой оставалось всего 15 легких танков, – и стали быстро продвигаться к Клину, обходя с севера части 16-й армии. С запада и юго-запада удар наносили соединения 4-й танковой группы противника – 106-я пехотная дивизия и часть сил 2-й танковой дивизии.
Находясь в Клину, 22 ноября К.К.Рокоссовский приказал прибыть в город начальнику артиллерией 16-й армии генерал-майору В.И.Казакову для организации противотанковой обороны. Казаков распорядился снять с истринского направления 289-й и 296-й* истребительно-противотанковые полки и 138-й пушечный артиллерийский полк и ранним утром 23 ноября прибыл вместе с 289-м полком в Солнечногорск. Здесь генерал-майор В.А.Ревякин, военный комендант Москвы, направленный для организации обороны Солнечногорска, сообщил, что Клин уже захвачен противником, связи с Рокоссовским нет и что он подчиняет себе все подходящие части, чтобы следующим утром встретить противника. Ревякин располагал только двумя батальонами укрепленного района, и Казаков принял решение взяться за противотанковую оборону Солнечногорска.

* Фактически 296-й полк продолжал оставаться на позициях у Раково восточнее Истринской плотины и 25 ноября отразил атаку немецких танков 46-го моторизованного корпуса.

Однако уже днем 23 ноября к шоссе Клин – Солнечногорск подошли танки и пехота 2-й танковой дивизии 5-го армейского корпуса, наступавшей из района Теряевой Слободы через Кузнечково южнее Клина. Примерно в 13:00 они перерезали Ленинградское шоссе вблизи Давыдкова и к 15:30 захватили деревню. Около 14:00 немецкие автоматчики ворвались в Солнечногорск и заняли город почти без боя, а в 17:00 с северо-запада в город вошли танки 2-й танковой дивизии. Противник временно остановился, ожидая подкреплений.
16-я армия оказалась расчленена: частью сил она обороняла Клин, а основными соединениями отошла на юг от Солнечногорска. На Ленинградском шоссе в направлении на Москву остались лишь слабые заслоны.



«Здесь создалось катастрофическое положение», – писал Г.К.Жуков в «Воспоминаниях и размышлениях» издания 1975 г. В сборнике 1968 года «Битва за Москву» он более сдержан и точен: «Положение на этом участке внушало большую тревогу. В район Солнечногорска, в распоряжение командующего 16-й армией, Военный совет фронта перебрасывал все, что мог, с других участков фронта, в том числе группы солдат с противотанковыми ружьями, отдельные группы танков, артиллерийские батареи и зенитные дивизионы, взятые у командующего ПВО генерала М.С.Громадина. Необходимо было задержать противника до прибытия в район Солнечногорска 7-й гвардейской дивизии из района Серпухова, двух танковых бригад и двух противотанковых артполков из резерва Ставки».
В действительности командующий Западным фронтом узнал о падении Солнечногорска лишь поздним вечером 23 ноября, а первые решения принимал на месте генерал-майор Казаков. К 17:00 он собрал в Пешках в 8 км от города по направлению к Москве до батальона пехоты, эскадрон кавалерии и два десятка орудий 289-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка, причем 12 из них майор В.Л.Краснянский сумел вывести из окружения прямо через захваченный немцами Солнечногорск!
Для прикрытия направления на Москву ночью с истринского направления перебросили 1077-й стрелковый полк 8-й гвардейской Панфиловской дивизии, который занял оборону на рубеже Савельево – Карлово, мотострелковый батальон 1-й гвардейской танковой бригады М.Е.Катукова, 126-й и 138-й отдельные танковые батальоны. Группой командовал П.Е.Шуров – помощник Жукова по бронетанковым и механизированным войскам. Сюда же предполагалось направить кавалерийскую группу Л.М.Доватора, усиленную двумя танковыми батальонами, и 138-й пушечный полк. Из состава Московской зоны обороны было выделено до 200 зенитных орудий среднего калибра для использования в противотанковой обороне.



Район Солнечногорск -- Пешки

24 ноября была предпринята попытка отбить Солнечногорск фланговым ударом. По приказу командующего Западным фронтом Г.К.Жукова три дивизии кавгруппы Доватора (50-я, 44-я и 53-я) и другие перебрасываемые из-под Истры части 16-й армии атаковали город с юго-запада и юго-востока, однако понесли большие потери от действий авиации, отошли и к утру 25 ноября были вынуждены перейти к обороне.
Вечером 24 ноября немецкие танки 2-й танковой дивизии вошли в Пешки, где на временном командном пункте армии находился К.К.Рокоссовский. Командующий и его офицеры сумели под огнем уйти огородами и оврагами и вернулись в штаб армии в Льялово.
Для прикрытия направления от Солнечногорска на Москву из Серпухова была переброшена 7-я гвардейская стрелковая дивизия полковника А.С.Грязнова. 25 ноября ее авангард достиг деревни Радумля, а один полк был выдвинут на рубеж Есипово – Жуково, но в этот же день 2-я танковая дивизия противника передовыми частями заняла Есипово. Перехватив Ленинградское шоссе, 26 ноября 7-я гвардейская дивизия сдерживала атаки немецких танков и пехоты на рубеже Шелепаново – Овсянниково – Лошки – Гончары, а 27 и 28 ноября –на рубеже Кучугино – Овсянниково – Лошки – Жуково. 138-й танковый батальон, вооруженный английскими танками Mk II Matilda и нашими Т-60, вел бой на северной окраине Лошки и в Майдарово. 27 ноября артиллеристы 289-го истребительно-противотанкового полка уничтожили в районе Есипово 27 вражеских танков.



Район Есипово

Перемилово: борьба за канал
(23-30 ноября)
Группа генерал-майора Ф.Д.Захарова не могла удержать Клин без подкреплений, а взять их было неоткуда. Вечером 23 ноября подвижные силы противника – 7-я танковая и 14-я моторизованная дивизия 56-го танкового корпуса, имевшие в общей сложности до 100 танков – ворвались в город, и утром 24 ноября он был оставлен. Образовался разрыв между 30-й армией севернее и восточнее Клина и частями 16-й армии южнее города.
Группа Захарова общей численностью около 1500 человек (остатки 126-й стрелковой дивизии, 17-й кавалерийской дивизии, 25-й танковой бригады и курсантский полк полковника С.И.Младенцева) отходила в район Тимоново северо-восточнее Сенежского озера. Перехватив затем Рогачевское шоссе на рубеже Тимоново – Клусово, она успешно обороняла свои позиции, особенно после того, как 25 ноября в район Федоровки была переброшена 133-я стрелковая дивизия генерал-майора В.И.Швецова из состава войск Калининского фронта.
31-я танковая бригада полковника А.Г.Кравченко (она участвовала в параде 7 ноября на Красной площади, на 16 ноября имела 9 КВ, 29 Т-34 и 29 легких танков, но потеряла большую их часть при обороне Высоковска и Клина) была взята во фронтовой резерв и 26 ноября отведена в тыл группе Захарова, на рубеж Путятино – Кочергино. В тот же день для обеспечения направления Каменка – Икша в район Каменки была выдвинута 24-я танковая бригада полковника В.П.Зелинского (на 16 ноября – 3 КВ, 11 Т-34 и 23 легких танков). Больше никаких частей на 30-километровом промежутке между Ленинградским шоссе и каналом Москва – Волга не было.
Направление Рогачево – Дмитров прикрывали части 30-й армии под командованием начальника штаба армии полковника Г.И.Хетагурова (остатки 107-й мотострелковой, 24-й и 17-й кавалерийских и 58-й танковой дивизии). Вечером 26 ноября основные силы 3-й танковой группы немцев захватили Рогачево, а 27-28 ноября оттеснили части 30-й армии на севере до линии Борщевка – Орево, а на востоке к каналу Москва – Волга и за канал. Небольшой плацдарм перед Дмитровом удерживали 8-я танковая бригада полковника П.А.Ротмистрова, 107-я мотострелковая дивизия и другие соединения.
Чтобы остановить немецкое наступление в районе Дмитрова, в течение 23-26 ноября было произведено затопление поймы реки Сестры к западу от канала Москва – Волга. Водопропускное сооружение под каналом было перекрыто, а затем начат сброс воды из Иваньковского водохранилища по каналу через донный сброс в реку Сестру. К моменту захвата Рогачево противником уровень воды в пойме Сестры от канала вверх по течению до места впадения Яхромы поднялся более чем на 6 м (с отметки 109.8 до 116 м), ширина разлива составила от 2 км перед каналом до 1 км в районе Рогачево.
Утром 26 ноября по приказу командования Западного фронта началось затопление долины Яхромы от одноименного города до места впадения в Сестру. Насосные станции шлюзов №2 и №3 подавали из канала с расходом 60 м3/сек волжскую воду, которая спускалась в реку через щиты Яхромского водосброса между шлюзами №3 и №4. К вечеру уровень воды в Яхроме поднялся на 1.7 м, ледяной покров был сломан, однако паводок проходил еще в русле реки. Вечером 26 ноября насосные станции при шлюзах №4, №5 и №6 были включены в генераторном режиме, и вода из Икшинского водохранилища также стала поступать в Яхромскую долину с расходом 40 м3/сек. После этого уровень воды в Яхроме поднялся на 3.0-3.5 м, а волна попуска достигла ее устья.
Таким образом, была образована сплошная зона затопления западнее канала, по долине Яхромы и Сестры, длиной 60 км и шириной до 2 км. Наступление германской армии к северу от шоссе Рогачево – Дмитров стало невозможным.
Вечером 27 ноября передовые части противника приблизились к каналу в районе Дмитрова на 3-4 км. Командование фронта поставило задачу увеличить попуск воды в Яхрому до максимально возможного значения. С этой целью были открыты щиты водосброса, поддерживающего напор небольшого Яхромского водохранилища. Расход воды увеличился еще на 50 м3/сек и в сумме достиг 150 м3/сек, уровень поднялся до 4.0 м.
В ночь с 27 на 28 ноября танковые части противника пытались форсировать Яхрому на Дмитровском направлении, но, встретив на своем пути водную преграду, не смогли преодолеть ее и в поисках переправы повернули на юг к городу Яхроме. Только несколько легких танков перешли реку по деревянному мосту, но были расстреляны нашей артиллерией.
За каналом с 25 ноября формировалась 1-я ударная армия генерал-лейтенанта В.И.Кузнецова, имея штаб в Загорске и передовой командный пункт в Дмитрове. 27 ноября для прикрытия города Яхрома, расположенного в 6 км южнее Дмитрова на западном берегу канала, был выдвинут из ее состава 2-й стрелковый батальон 29-й стрелковой бригады. Одновременно 50-й стрелковой бригаде было приказано сосредоточиться в районе Яхромы к утру 28 ноября.
Продвигаясь своим правым флангом на юг, 27 ноября немецкая 7-я танковая дивизия вступила в бой в Ольгово со 133-й стрелковой дивизией. В ночь на 28 ноября передовой отряд дивизии под командованием полковника Хассо фон Мантейффеля – рота автоматчиков 6-го пехотного полка и 12-15 танков 25-го танкового полка – подошел к Яхроме. Стремительным ударом они потеснили левый фланг прикрывающего батальона и заняли город.
К семи утра 28 ноября немцы сняли охрану моста через канал, захватили его, разминировали и стали переправляться на восточный берег. К 10 часам противником были захвачены станция Яхрома, Перемилово, Ильинское и Большие Семешки, куда в течение дня были подтянуты подкрепления: свыше батальона пехоты 14-й моторизованной дивизии с большим количеством минометов и танки 7-й танковой дивизии – трофейные чешские Skoda 38(t) и несколько немецких Panzer IV с 75-мм пушками. Созданный плацдарм немцы собирались использовать для прорыва на Загорск.
Командующий 30-й армии Д.Д.Лелюшенко хорошо запомнил, как утром 28 ноября со стороны Перемилова примерно 20 танков шли на Дмитров, куда только что был переведен штаб армии и где – как он полагал – никаких наших войск не было. Параллельно им по железной дороге от станции Яхрома отходил 73-й отдельный бронепоезд войск НКВД, переданный 23 ноября в подчинение 1-й ударной армии. Командир бронепоезда капитан Ф.Д.Малышев вел огонь с хода, замедляя и ускоряя движение, чтобы уйти из-под ответного обстрела. Благодаря германскому историку Паулю Кареллу мы знаем имя его противника: командир 11-й танковой роты оберлейтенант Хорст Орлофф. Карелл утверждал, что танки Орлоффа смогли подавить бронепоезд. В действительности их 37-мм орудия были бессильны против брони, и итог боя сложился в нашу пользу: было подбито восемь танков.
В этот момент в Дмитрове появился батальон 21-й танковой бригады: восемь танков Т-34 и КВ. Командарм-30 генерал-майор Д.Д.Лелюшенко лично возглавил контратаку в направлении Яхромы против танков оберлейтенанта Орлоффа. Командирский КВ и два Т-34 были повреждены огнем противника, но удалось подбить восемь немецких танков, и их продвижение было остановлено.
Вскоре после этого Лелюшенко нашел в Дмитрове командный пункт В.И.Кузнецова. Начальник политотдела 1-й ударной армии Ф.Я.Лисицын утверждает, что командарм утром 28 ноября уже знал о захвате Яхромы. По словам же Д.Д.Лелюшенко, В.И.Кузнецов не поверил, что противник взял Яхрому и уже атакует Дмитров, пока сам не увидел танки противника. Сразу же после этого он запросил разрешение Ставки на ввод в бой своих частей, и в 14:00 в бой с немецким десантом ввели части 29-й и 50-й стрелковых бригад 1-й ударной армии в сопровождении группы танков 21-й танковой бригады и 58-й танковой дивизии 30-й армии.
Противник упорно сопротивлялся, и взять Перемиловскую высоту с ходу не удалось. Лишь к девяти утра 29 ноября немцы были частью уничтожены, частью отброшены за канал, а Яхромский мост взорван. В 7-й танковой дивизии противника осталось 36 танков, из них всего один Panzer IV.
Для устранения угрозы Дмитрову 8-я танковая бригада и ее соседи были отведены на восточный берег канала в резерв командующего 30-й армией, и 30 ноября второй мост через канал в Дмитрове также был взорван. Успешных попыток форсирования канала Москва – Волга больше не было.
Вечером 29 ноября 1-я ударная армия, занимавшая восточный берег канала Москва – Волга от Дмитрова до Икшинского водохранилища, была передана в состав Западного фронта.

Красная Поляна: часть 1-я
(26 ноября – 2 декабря)
Во второй половине дня 27 ноября части 2-й танковой и 106-й пехотной дивизии перешли в наступление из района Рекино, Обухово на деревню Кочергино восточнее Ленинградского шоссе и нанесли удар по левому флангу 7-й гвардейской дивизии в районе Литвиново. Оттеснив гвардейцев, они вышли в район Льялово, Клушино к северу от современного Зеленограда и захватили плацдарм южнее Клязьмы. Командный пункт 16-й армии пришлось перенести в Крюково.
Так эти события отражены у Б.М.Шапошникова в «Битве за Москву» и в утренней сводке Генштаба за 28 ноября, опубликованной в двухтомнике «Битва под Москвой. Хроника, факты, люди». В военном дневнике Ф. фон Бока в записи за 27 ноября также говорится: «На крайней оконечности восточного крыла 2-я танковая дивизия, развивая наступление, достигла Клушино в 30 км от Москвы».
Мемуары командарма-16 К.К.Рокоссовского, его начальника артиллерии В.И.Казакова и главного редактора «Красной Звезды» Д.И.Ортенберга рисуют более драматичную картину. Они свидетельствуют, что в последних числах ноября передовые немецкие части продвинулись еще дальше и захватили Красную Поляну, но на следующий день были выбиты из этого населенного пункта. Описание этой скоротечной операции никак не соответствует тяжелому и кровавому штурму Красной Поляны 3-8 декабря и, следовательно, относится к предшествующим ему событиям.
К.К.Рокоссовский дату не называет: «Ночью – было это в конце ноября – меня вызвал к ВЧ на моем КП в Крюково Верховный Главнокомандующий. Он спросил, известно ли мне, что в районе Красной Поляны появились части противника, и какие принимаются меры, чтобы их не допустить в этот пункт. Сталин особенно подчеркнул, что из Красной Поляны фашисты могут начать обстрел столицы крупнокалиберной артиллерией».
В.И.Казаков датирует звонок И.В.Сталина тремя часами ночи с 23 на 24 ноября, но это совершенно невероятно. Заняв к вечеру 23 ноября Солнечногорск, до ночи немцы никак не могли продвинуться до Красной Поляны, до которой оставалось еще более 30 км. Кроме того, куда более естественным в этот день был бы прорыв слабого заслона в Пешках и наступление по Ленинградскому шоссе прямо на Москву.
Д.И.Ортенберг относит сообщение о первом захвате Красной Поляны к 26 ноября, а датой ее освобождения называет 27-е. Это представляется более вероятным и требуют минимальной коррекции опубликованных документов: необходимо изменить дату прорыва противника через Корчугино и Литвиново с 27 на 26 ноября и «позволить» немцам пройти еще 9 км от Клушино до Красной Поляны. Да, в утренней сводке Генштаба за 27 ноября никакой информации об этом прорыве нет, но в дни маневренных операций без устоявшейся линии фронта такие сообщения нередко запаздывали. Более того, хорошо известен поразительный факт: о появлении немцев в Красной Поляне советское командование узнало не от командиров своих частей, которых там просто не было, а от жителей захваченного поселка, так как в нем продолжала работать телефонная связь с Москвой!
Сбор и организация войск для контрудара по Красной Поляне были возложены на генерала В.И.Казакова и начальника бронетанковых войск 16-й армии полковника Г.Н.Орла. Районом сосредоточения частей и подразделений была Черная Грязь, здесь же находился пункт управления. Из фронтового резерва были выделены 145-я танковая бригада генерал-майора Ф.Т.Ремизова, 528-й пушечный артиллерийский полк Л.И.Кожухова и четыре дивизиона «катюш». Привлекли два батальона пехоты с артиллерийским полком из состава 16-й армии, следовавшие к Солнечногорску, два пушечных артполка резерва Ставки, а также войска Московской зоны обороны. Наступление началось в семь утра. Наши части, поддержанные сильным артиллерийским огнем и мощными залпами «катюш», атаковали врага, не давая ему возможности закрепиться. К исходу дня немцы с их танками были выбиты из Красной Поляны и отброшены на 4-6 км к северу. 282-й стрелковый полк продвинулся до рубежа Озерецкое – Пекино.
Следует отметить, что южнее Красной Поляны по линии Хлебниково – Сходня проходил главный оборонительный рубеж Московской зоны обороны. В частности, 2-я Московская стрелковая дивизия народного ополчения с 24 ноября дислоцировалась на южном берегу Клязьминского водохранилища, имея штаб в Виноградово. Ее 2-й полк был выдвинут к Красной Поляне 27 ноября и сдерживал наступление противника при повторном захвате поселка 30 ноября.
По-видимому, именно в связи с первым захватом Красной Поляны в составе Московской зоны обороны была создана 27 ноября оперативная группа под командованием полковника А.И.Лизюкова, отозванного с должности командира 1-й гвардейской мотострелковой дивизии. В группу были включены 28-я и 43-я стрелковые бригады, рота танков КВ и два отдельных дивизиона «катюш» – 7-й и 15-й. В тот же вечер подчиненные Лизюкову части были выведены на рубеж от Ивакино до Сходни, проходящий по южному берегу Клязьмы. Задачей группы было не допустить прорыва противника непосредственно к Москве.
В утренней сводке Генштаба за 28 ноября говорилось о подготовке уничтожения танков и моторизованной пехоты противника «в районе Холмы, Льялово, Клушино». Это можно воспринимать как самостоятельную задачу, но похоже, что она была следствием выполнения предыдущей – очистки Красной Поляны 27 ноября.
Для окончательной ликвидации вражеского прорыва 27 ноября была сформирована оперативная группа Ф.Т.Ремизова. Помимо 145-й танковой бригады, ему были подчинены 24-я танковая бригада, 282-й стрелковый полк 19-й стрелковой дивизии, 1-й отдельный кавалерийский полк и переданные из резерва Ставки 39-й пушечный артиллерийский полк и 509-й артиллерийский полк ПТО. Им предстояло наступать с двух направлений: с востока и с севера. Наступление 24-й танковой бригады от Безверхово и Рождествено в южном направлении, на Стародальнюю и Льялово, началось 28 ноября в 08:00, но было остановлено сильным огнем немцев. Как выяснилось, противником был захвачен боевой приказ, что позволило организовать надежную противотанковую оборону. Остальные части перешли в наступление в 17:00 с рубежа Озерецкое – Поярково – Льялово, однако вследствие сильного сопротивления противника также отошли в исходное положение. Клушинский выступ немцы удержали за собой, подтягивая сюда части 106-й и 35-й пехотных дивизий и продолжая угрожать прорывом в Химки и Красную Поляну.
29 ноября группа Ремизова вела бой на рубеже Владычино – Клушино – Льялово и силами 1-го кавполка выбила противника из Льялово, однако к исходу 30 ноября вынуждена была отойти на рубеж Озерецкое – восточный берег озера Южное – Лунёво – река Клязьма до высоты 211.4. По немецким данным, 1 декабря боевая группа 240-го пехотного полка 106-й пехотной дивизии достигла деревни Лунёво. 2 декабря немцы заняли Поярково, но сильным контрударом частей группы Ремизова были отбиты на исходные позиции.
Действия советских войск в районе Красной Поляны обеспечивал бронепоезд №55, в районе Поярково – бронепоезд №53.



Район Клушино -- Льялово
Tags: 1941, Белый Раст, Война, Красная Поляна, Крюково
Subscribe

  • О Чебурашке

    В сельце Никольском Московского уезда в конце XIX и начале XX века фиксируются фамилии Чубурашкин и Чебурахин. И это было задолго до писателя…

  • МЛМ пристыковался к МКС

    Что называется, "всем смертям назло". Поздравляю!

  • Ван Сицзи

    26 июля исполнилось 100 лет академику Ван Сицзи, главному конструктору РН "Чанчжэн-1" и первого китайского возвращаемого спутника.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments