Igor Lissov (buchwurm) wrote,
Igor Lissov
buchwurm

Category:

Ноябрь -- декабрь 1941. Часть 2

Крюково
(28 ноября – 2 декабря)
28 ноября немецкие танковые части 11-й и 5-й танковых дивизий 46-го моторизованного корпуса прорвались в районе Соколово через правый фланг 8-я гвардейской стрелковой дивизии под командованием В.А.Ревякина, захватили Поварово и пытались развить наступление на Алабушево и Крюково. Ослабленные части дивизии и 2-й гвардейский кавкорпус отходили к Алабушево.
Части 7-й гвардейской стрелковой дивизии и 138-й танковый батальон на Ленинградском шоссе в районе Радомля, Бухарово, Лошки, Жуково оказались в полуокружении: теперь и к западу, и к востоку от шоссе были немцы. Отступив по приказу К.К.Рокоссовского в район Берсеневка, Липуниха, они с боем пробились через узкую горловину и к вечеру 29 ноября вышли на западный берег Клязьмы на участке мост южнее Льялово –Чашниково – Дурыкино.
30 ноября немцы выбили 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию из Алабушево и оттеснили ее к западной окраине Крюково. К.К.Рокоссовскому пришлось перенести свой командный пункт из Крюково в Коростово южнее Сходни.
1 декабря передовые части немецкой 11-й танковой дивизии пересекли железную дорогу, вышли на Ленинградское шоссе и, действуя совместно со 106-й и 35-й пехотными дивизиями, достигли деревни Ржавки. 7-я гвардейская стрелковая дивизия, в которой оставалось около 5000 бойцов, была вынуждена отойти от Дурыкино и Чашниково на рубеж высота 211.4 (около 3 км юго-западнее Клушино) – западная окраина деревни Малые Ржавки – юго-западная окраина деревни Савёлки. Это была крайняя точка продвижения немцев на Ленинградском шоссе – в 39 км от Кремля по прямой. Непосредственно на шоссе занимал оборону 30-й стрелковый полк, в Савёлках – 159-й, в резерве у Елино оставался 288-й.
Из резерва была введена 354-я стрелковая дивизия полковника Д.Ф.Алексеева. В полдень 2 декабря от деревни Савёлки она перешла в наступление против 35-й пехотной дивизии противника с задачей взять Матушкино и Алабушево и облегчить положение 7-й гвардейской дивизии. Из-за отсутствия танков продвинуться удалось лишь на 2-4 км: 354-я дивизия взяла высоту 211.4 и закрепилась двумя полками на дороге Льялово – Крюково. Два полка 7-й дивизии встали фронтом на север за Ржавками и Елино.
Южнее уже шли ожесточенные бои за Александрово, Каменку и Крюково. С немецкой стороны в них принимали участие 35-я пехотная и 5-я танковая дивизия, с нашей – 8-я гвардейская стрелковая дивизия и 44-я кавдивизия 16-й армии, усиленные 1-й гвардейской танковой бригадой (6 тяжелых и 16 средних и легких танков), 17-й стрелковой бригадой и 159-м полком 7-й гвардейской дивизии. Утром 2 декабря немецкие части захватили Александровку и Каменку, а в 14.00 на станцию Крюково ворвалось 27 танков противника, поддерживавших атаку двух батальонов пехоты. После тяжелых уличных боев поселок Крюково также был захвачен противником.




Крюково

Красная Поляна: часть вторая
(27 ноября – 8 декабря)
В то время, как немецкая 7-я танковая дивизия по пути к Яхроме лишь задела в Ольгово восточный фланг группы Захарова, 23-я пехотная дивизия, наступая с рубежа Мостки – Новый Стан – Сенежское, 27 ноября охватила левый фланг 126-й стрелковой дивизии. Потеснив обескровленное соединение, 28 ноября немцы подошли к Комаровке и Кочергино, а к исходу 29 ноября 23-я пехотная дивизия захватила Каменку, Поповку, Рождествено и Горки. Части группы Захарова отошли в восточном направлении и оказались в полуокружении севернее Каменки, в Ольгово, а 23-я пехотная дивизия продолжила движение на восток на Никольское и Белый Раст.
После изоляции группы Захарова 2-я танковая дивизия генерал-лейтенанта Рудольфа Файеля, насчитывавшая около 50 танков, нанесла удар из района Есипово на Бабаиху. 30 ноября боевая группа командира 3-го танкового полка подполковника Карла Деккера ворвалась в Озерецкое, выбив оттуда 282-й стрелковый полк, а усиленная 2-я пехотная бригада под командованием полковника Эберхарда Родта продвинулась еще дальше на юг и вновь захватила райцентр Красная Поляна.
Сегодня Красная Поляна входит в состав Лобни, да и другие районы города сохраняют названия тогдашних деревень. В 1941 году Лобня представляла собой лишь небольшой станционный и дачный поселок; расположенная в 5 км западнее Красная Поляна была намного более важным населенным пунктом.
Так вот, 2-й батальон 304-го пехотного полка под командованием майора Эриха Райхманна взял 30 ноября соседнюю деревню Пучки, а 1-й батальон майора Эриха Бука захватил 1 декабря деревню Катюшки в 2 км к юго-востоку от Красной Поляны. Это была крайняя точка продвижения немецких войск под Москвой – Кремль и Катюшки разделяет всего 31 км по прямой. В тот же день 2-й пехотный полк полковника Ганса Кёлитца занял Горки Киовские и вышел к полотну железной дороги Савеловского направления севернее станции Лобня. 1 декабря 282-й стрелковый полк и 145-я танковая бригада группы Ремизова контратаковали в направлении Красной Поляны, но безуспешно.



Красная Поляна

Немцы планировали далее захватить переправы через канал у Хлебниково и прорываться через него в южном направлении, на Долгопрудную, и на восток – к Мытищам. Карелл утверждает, что на станцию Лобня и в рекогносцировку к югу от нее была отправлена немецкая разведгруппа – отряд стрелков-мотоциклистов 62-го танкового инженерно-саперного батальона 2-й танковой дивизии и что ее возглавлял лично командующий 4-й танковой группой генерал Эрих Гёпнер. Пока немецкие мотоциклисты наводили шорох в Хлебниково, саперы 38-го танкового инженерно-саперного батальона взорвали станцию Лобня, чтобы нарушить коммуникации советских войск.
Предвидя подобное развитие событий, еще 28 ноября Ставка приказала немедленно выдвинуть 64-ю бригаду 1-й ударной армии на подготовленный для обороны рубеж Черное – Сухарево – Киово (южнее Икшинского водохранилища вдоль Савеловского направления ж.д.) с задачей не допустить прорыва противника через Красную Поляну в направлении на Пушкино.
64-я отдельная морская стрелковая бригада Тихоокеанского флота (6500 краснофлотцев с 59 полевыми пушками, командир – капитан 2-го ранга Б.И.Скорохватов) разгрузилась в Загорске и прибыла на фронт 29 ноября. Имея штаб в Марфино, бригада заняла оборону вдоль Дмитровского шоссе в районе Черная, Сухарево, Хлебниково и отражала разведывательные поиски противника.
29 ноября группа А.И.Лизюкова была преобразована в 20-ю армию (командующий генерал-майор А.А.Власов, начальник штаба и исполняющий обязанности командующего полковник Л.М.Сандалов). 30 ноября армию передали в состав Западного фронта. Ей было приказано занять рубеж Черная – Хлебниково – река Клязьма – Мелькисарово – Уское (3 км южнее Сходни). Штаб 20-й армии находился в Химках.
Севернее и западнее 64-й бригады, в районе Черное, Саморядово, Сухарево, 1 декабря закрепились отошедшие от Кочергино и Каменки 24-я и 31-я танковые бригады. Они составили правый фланг 20-й армии. Далее к югу находились 35-я отдельная стрелковая бригада полковника П.К.Будыхина, занявшая позиции у платформы Луговая Савеловского направления, и 331-я Брянская пролетарская стрелковая дивизия генерал-майора Ф.П.Короля, защищавшая Лобню и Хлебниково. В Мелькисарово стояла 28-я стрелковая бригада полковника А.И.Гриценко (43-ю вернули в Московскую зону обороны). В Химках была сосредоточена 352-я стрелковая дивизия полковника Ю.М.Прокофьева, один ее полк был выдвинут на Ленинградское шоссе. Армия также получила от Западного фронта два отдельных танковых батальона – 134-й и 135-й* – и 517-й пушечный артиллерийский полк.

* Общее количество танков в армии на 6 декабря составляло 36 единиц: в 24-й бригаде – 8, в 31-й – 3, в 134-м батальоне – 11 и в 135-м – 13.

1 декабря немцы попытались продвинуться по Рогачевскому шоссе на восток за железнодорожную линию Савеловского направления и захватить деревню Киово. Появление танковых частей противника оказалось неожиданным для командования 20-й армии, но и для немцев встреча с советскими частями была сюрпризом. Атаку удалось отбить огнем 864-го зенитного артиллерийского полка ПВО, 896-го пушечного артиллерийского полка 331-й дивизии и двух бронепоездов.
Первой встретила 11 вражеских танков, идущих со стороны Горок и Нестерихи, стоявшая перед переездом 13-я зенитная батарея 864-го полка – два орудийных расчета под командованием старшего сержанта Г.А.Шадунца. Два передних танка были подбиты, остальные развернулись и попытались пройти южнее, через рощу у деревни Букино. Здесь их встретил огнем стоявший в Киово 896-й артполк и подбил еще четыре танка. Атака захлебнулась.
В ночь на 2 декабря немецкая разведка захватила переезд и будку стрелочника, но батарея Шадунца оставалась на прежнем месте. Днем 3 декабря со стороны деревни Нестериха, стреляя на ходу, появились уже 23 танка. Расчет 2-го орудия под командованием политрука В.В.Громышева выстрелил и был уничтожен ответным огнем. С единственной оставшейся 85-мм зениткой расчет Шадунца подбил шесть танков, остальные отошли.
Кстати, не очень понятно, чьи это были танки. Дело в том, что 2 декабря части 20-й армии начали операцию по освобождению района Красная Поляна, Владычино, Холмы. Один полк 331-й дивизии со 134-м танковым батальоном от Хлебникова и Павельцева наступал на Красную Поляну, где закрепился батальон немецкой 106-й пехотной дивизии с танками, второй полк выходил к Лобне. 3 декабря оба полка 331-й дивизии вели бой на рубеже Горки – Катюшки и 4 декабря овладели этими деревнями. В такой обстановке попытка 2-й танковой дивизии наступать из Красной Поляны через Горки на Киово выглядит не слишком уместно. Не исключено, что вторую атаку на Киово предприняла 1-я танковая дивизия из района Белого Раста.
Со стороны Мелькисарово в направлении Поярково – Клушино наступала 28-я стрелковая бригада со 135-м танковым батальоном. 2 декабря к 16:00 она вышла к Шемякино, а 3 декабря на рубеж Носово – Шемякино, где была остановлена сильным артиллерийским и минометным огнем противника. 4 декабря ей удалось продвинуться до линии Катюшки – Перепечино. Левее группа Ремизова 16-й армии оставалась на прежнем рубеже по южному берегу р. Клязьма на участке Дубровки – Поярково и далее до Клушино, где ее позиции смыкались с 7-й гвардейской дивизией.
Директивой командующего Западным фронтом от 3 декабря 20-й армии было приказано перейти в наступление на Озерецкое, Мышецкое, Солнечногорск. 6 декабря части 331-й стрелковой дивизии, 28-й стрелковой бригады и два танковых батальона достигли восточной и юго-восточной окраины Красной Поляны. Весь день 7 декабря в поселке шли кровопролитные уличные бои. Противник начал отход, и утром 8 декабря 331-я дивизия со 134-й танковым батальоном овладели районом Красная Поляна. Среди трофеев оказалась два тяжелых орудия калибром свыше 200 мм, из которых немцы рассчитывали обстреливать Москву.
В этот же день 35-я стрелковая бригада с 31-й танковой бригадой передовыми частями выбила противника из Озерецкого, а 28-я стрелковая бригада заняла район Мышецкое.

Белый Раст
(30 ноября – 8 декабря)
30 ноября в бой был введен последний резерв немецкой 3-й танковой группы – 1-я танковая дивизия, имевшая в своем составе 37 боеготовых танков по немецким данным и до 70 по нашим. 1 декабря из района Рогачева она продвинулась до рубежа Ольгово – Мостки и установила связь с 23-й пехотной дивизией. 2 декабря подвижные части немцев заняли Федоровку, достигли Каменки и продолжали стремительное наступление по Рогачевскому шоссе в направлении Бабаихи.
1 декабря группа Ф.Д.Захарова была передана в 1-ю ударную армию, командование которой получило приказание установить с группой связь и немедленно оказать ей помощь ударом на Ольгово и подачей боеприпасов. Командующий 1-й ударной армией генерал-лейтенант В. И. Кузнецов начал наступление частью сил в направлении Ольгово с утра 1 декабря, за сутки до указанного ему срока. 71-я и 44-я стрелковые бригады форсировали канал южнее Яхромы и к концу дня находились в 5-7 км западнее него – в районе Степаново, Дьяково, Григорково. Немецкие части 14-й пехотной и 7-й танковой дивизии оказывали ожесточенное сопротивление. Тем не менее передовой отряд 71-й стрелковой бригады достиг Языково и Сокольниково, столкнувшись там с 1-й танковой дивизией противника, и 2 декабря установил связь с группой Захарова. Уходя от угрозы глубокого обхода, к исходу 2 декабря последняя сосредоточила свои 133-ю и 126-ю стрелковые дивизии и 17-ю кавдивизию в районе Ртищево, Хорошилово, Никольское, Белый Раст, Кузяево к западу от Икши. Это был единственный крупный населенный пункт на западном берегу канала, не занятый немцами.
Село Белый Раст защищали измотанные многодневными непрерывными боями части группы Захарова: так, в 126-й дивизии полковника Я.Н.Вронского осталась лишь пара сводных батальонов. К полудню 3 декабря боевая группа полковника Франца Вестховена из частей 1-й танковой дивизии и 23-й пехотной дивизии захватила село и продолжала наступать в юго-восточном направлении. Поздно вечером ее усиленный танками и артиллерией 1-й мотоциклетный батальон занял и деревню Кузяево; 126-я дивизия отошла в совхоз Ермолино.
Белый Раст немедленно был превращен в хорошо укрепленный пункт. Немцы подтянули артиллерию и могли с колокольни церкви корректировать огонь своих батарей по всему переднему краю. По свидетельству А.А.Власова, в Белом Расте они сосредоточили большое количество минометов и крупные пулеметные группы, много автоматчиков и около 30 танков, поддерживаемых противотанковыми орудиями. Немцы применили тут также полутанк – бронированную машину, вооруженную противотанковой пушкой и электрифицированными пулеметами.
Свидетелем прихода немцев в Белый Раст была шестилетняя Тамара Володина, которая жила с мамой, братом и двумя сестрами в доме рядом с церковью: "Еще осенью многие жители вырыли на всякий случай землянки в лесу, и теперь эти землянки пригодились, потому что немцы, когда пришли, выгнали всех из домов. Разошлись кто куда – кто в землянки, кто просто в лес, кто спрятался в соседские подвалы. У наших землянки не было, потому что копать ее было некому. Немцы заглядывали в подвалы, осматривали, если видели что-то подозрительное, кидали гранату. В подвал, где мы сидели с мамой, тоже заглянул немец с гранатой. Крикнул что-то, дети заплакали, он плюнул и ушел.
Когда мама поняла, что жить негде, спрятаться некуда и все время вокруг идет бой, она села за швейную машинку (папа был портным, и она тоже хорошо шила), за одну ночь сшила детям по ватному балахону, и утром мы ушли пешком вдоль железной дороги к бабушке и дедушке в Габо, за пять километров.
Где-то по дороге нас задержали немцы и привели вместе с другими жителями в какой-то амбар. Там собрали несколько десятков человек, в основном, женщин с детьми. Что собирались делать, непонятно, но было, конечно, очень страшно. Есть ничего не давали. Дети плакали. Продержали то ли сутки, то ли двое, потом отпустили".
Очевидно, германское командование намеревалось ввести 1-ю танковую дивизию в прорыв левее 2-й, застрявшей в Красной Поляне. В качестве места сосредоточения дивизии противник выбрал район Никольское, Белый Раст, откуда можно было ударить в стык между 1-й ударной и 20-й армией, прорваться по лесной дороге на юго-восток на Сухарево, выйти на Дмитровское шоссе и развивать наступление в сторону Москвы или на Мытищи.
Учитывая опасность вклинения танков и мотопехоты противника на стыке двух армий, командование Западного фронта потребовало от командующего 1-й ударной армией создать в течение 5 декабря за счет противотанковых средств армии и средств группы Захарова достаточно надежную противотанковую оборону в районе Икша, восточнее Белый Раст, Черная. Командующему 20-й армией было дано также приказание о создании прочной и глубокой противотанковой обороны в районе юго-восточнее Белый Раст, Сухарево. Кроме того, за счет артиллерии стрелковых соединений для обеспечения стыка было указано выделить не менее 20 противотанковых орудий. Принимались также срочные меры по пополнению 24-й и 31-й танковых бригад отремонтированными во фронтовых мастерских танками. В результате всех этих мероприятий оборона наших войск в районе Белого Раста была достаточно усилена в противотанковом отношении и возникшая опасность на стыке 1-й ударной и 20-й армий была устранена.
Более того, захват Белого Раста стал последним успехом противника на лобненском направлении, а севернее уже начиналось встречное сражение. Директивой командующего Западным фронтом от 2 декабря 1-й ударной армии было приказано наступать на Ольгово, Федоровку, Клин. 3 декабря от канала перешли в наступление на запад 56-я и 50-я стрелковые бригады. Вместе с остатками 133-й и 126-й дивизий на следующий день они находились на рубеже Андрейково – Ртищево – Хорошилово – Кузяево, а к исходу 5 декабря достигли рубежа Татищево, Животино, Борносово, Сокольниково, Хорошилово, Зарамушки, совхоз Ермолино.



Белый Раст

3 декабря в 11:00 части 64-й морской стрелковой бригады, взаимодействуя с 24-й танковой бригадой, перешли в наступление в общем направлении на запад. Им была поставлена задача уничтожить противника в селе Белый Раст и вновь овладеть районом Никольское, Белый Раст, Зарамушки. Левее наступала на Институт кормов 35-я стрелковая бригада.
1-й батальон 64-й стрелковой бригады овладел деревней Кузяево и на рассвете 4 декабря на лыжах пошел в атаку на Белый Раст. Передовая походная застава – 1-я рота 1-го батальона под командованием старшего лейтенанта М.А.Токарева – под огнем тяжелого пулемета с колокольни ворвалась в село. Не успев закрепиться, она подверглась контратаке противника, которая поддерживалась ураганным артиллерийско-минометным огнем и танками. Подошли основные силы лыжного отряда, но сделать ничего не смогли. Неся большие потери, батальон откатился на юго-западную окраину Кузяево. Несмотря на тяжелую неудачу, 5 декабря готовивший эту атаку общевойсковой полковник И.М.Чистяков был назначен командиром бригады вместо Б.И.Скорохватова.
5 декабря наступление пытались продолжить 2-й и 3-й батальоны 64-й бригады, но не имели успеха. В результате боя 64-я стрелковая и 24-я танковая бригады вновь оставили Кузяево и отошли в лес восточнее деревни, сохранив за собой Саморядово. Противник продолжал окапываться в Белом Расте, устраивал доты, зарывал в землю танки.
В ночь на 6 декабря рота краснофлотцев под командованием заместителя начальника 1-й части штаба бригады батальонного комиссара Г.И.Лихоманова на 10 танках 24-й танковой бригады совершила налет на Белый Раст. Уничтожив боевое охранение противника, автоматчики ворвались в село, подавили несколько огневых точек и забросали гранатами дома со спящими в них немцами (до 70 солдат и офицеров). Танкисты своим огнем уничтожили два орудия, подожгли шесть танков и разбили несколько бронетранспортеров противника.
Поддержать передовой отряд должны были 1-й стрелковый и минометный батальоны бригады, наступавшие со стороны Кузяево, но они вновь не успели подойти. Малочисленный танковый десант не смог закрепить успех, он был контратакован и вынужден отойти на исходные позиции. Тяжело раненный Лихоманов был взят в плен, подвергнут пыткам и убит.
6 декабря командующий Западным фронтом приказал командующему 1-й ударной армии перейти в наступление левым флангом и 7 декабря овладеть районом Белый Раст, Никольское, согласовывая свои действия с правым флангом 20-й армии. Фактически, однако, задача взятия Белого Раста осталась за 20-й армией. Утром 8 декабря при 30-градусном морозе 64-я бригада во взаимодействии с 24-й танковой бригадой* возобновила наступление. Танкистам удалось третьим выстрелом сбить пулемет с колокольни церкви, и после ожесточенного кровопролитного боя 1-й батальон овладел селом Белый Раст.

* В статье за подписью генерала А.А.Власова, опубликованной 26.12.1941 в «Красной звезде», говорится, что морскую пехоту И.М.Чистякова поддерживали танкисты полковника Кравченко, т.е. 31-й танковой бригады.

Противник оставил на поле боя в районе Белый Раст, Никольское не менее 200 трупов солдат и офицеров, 2 тяжелых и 6 средних танков, 29 грузовиков и 4 легковые автомашины, 10 бронемашин, 12 мотоциклов, 7 орудий, 8 ручных пулеметов, боеприпасы, рацию и другое военное имущество.

За пять дней боев за Белый Раст 64-я бригада потеряла убитыми 476 и ранеными 230 человек. (Для сравнения: за 100 дней последующих боев, с 20 декабря 1941 по 1 апреля 1942 г., потери бригады убитыми составили 851 человек!) Из командного состава, кроме батальонного комиссара Г.И.Лихоманова, погибли начальник политотдела бригады батальонный комиссар Г.Т.Смирнов, начальник артиллерии бригады капитан Г.И.Горджерашвили, помощник начальника политотдела бригады по комсомолу политрук Бабский.

Спустя 70 лет Тамара Володина все еще хорошо помнит, что весь склон, поднимающийся к церкви, был усеян телами моряков, погибших при штурме. Вернувшиеся жители села похоронили около 200 тел моряков в могилах, вырытых возле церкви; впоследствии по распоряжению Председателя Президиума Верховного Совета СССР М.И.Калинина их останки были перезахоронены в братскую могилу, и над ней был установлен памятник.

Крюково – Солнечногорск – Клин
(3-15 декабря)
Еще более кровавым был шестисуточный почти непрерывный штурм Крюкова – важного опорного пункта и узла дорог. 2 декабря командующий 16-й армией по указанию штаба фронта приказал командиру оперативной группы и 8-й гвардейской стрелковой дивизии В.А.Ревякину в ночь на 3 декабря вернуть обратно Крюково, а 44-й кавалерийской дивизии – Каменку. Вследствие сильного сопротивления противника нашим частям удалось только подойти с юга к станции и овладеть восточной окраиной поселка Крюково. Противник, сосредоточив два батальона пехоты 35-й пехотной дивизии и 60 танков 5-й танковой дивизии, оказывал упорное сопротивление, используя танки в засадах из-за домов, а также противотанковые орудия и пулеметы, установленные в домах и сараях.
Повторная атака 8-й гвардейской и 1-й танковой утром 4 декабря была остановлена кинжальным огнем противника. В ночь на 5 декабря войска вновь пошли в бой и вновь понесли тяжелые потери. По воспоминаниям очевидцев, у платформ станции погибшие бойцы лежали друг на друге в пять слоев. В батальонах гвардейцев осталось не более 70–80 человек, а танкисты потеряли два КВ, четыре Т-34 и три Т-60. Лобовые атаки пришлось прекратить.
На 7 декабря была назначена новая попытка. Теперь основной узел сопротивления противника обходили с севера и юга. Вперед отправлялись группы истребителей танков, они комплектовались из 5–6 бойцов, вооруженных ручными и противотанковыми гранатами и зажигательными бутылками. Под покровом ночи эти группы подползали к поселку со всех сторон. Они уничтожали неприятельские танки, поджигали здания, выкуривая из них фашистов.
1077-му стрелковому полку, действовавшему на правом решающем направлении, придали 4 танка КВ и пять Т-60. 17-й стрелковой бригаде – два Т-34 и шесть Т-60. Остальные машины вошли в два ударных отряда. В 10:00, после 15-минутной артподготовки по хорошо разведанным целям, все войска оперативной группы перешли в наступление. Части продвинулись вперед и закрепились на достигнутых рубежах, но противник удержал Крюково. 8 декабря в 06:00 наша артиллерия вновь открыла губительный огонь по расположению противника, несколько залпов дали «катюши». Утром Каменка и Крюково были наконец взяты. В Каменке были захвачены еще два 300-мм орудия, предназначенные для обстрела Москвы.
В течение 3-7 декабря 354-я стрелковая дивизия неоднократно пыталась овладеть деревней Матушкино, но лишь смогла занять 5 декабря перекресток Ленинградского шоссе и дороги Крюково – Льялово. Лишь 8 декабря после упорного боя дивизия взяла Матушкино и начала наступление на Чашниково и Алабушево.
7 декабря группа Ремизова частью сил переправилась на северный берег реки Клязьмы и вела бой за овладение Владычином, а 7-я гвардейская стрелковая дивизия от Ржавок с боями вышла на южный берег в районе южнее Льялова и Никольского. В Лунёво и Владычино огнем 523-го пушечного артиллерийского полка было уничтожено около 400 вражеских солдат, несколько минометных батарей, 2 орудия и 7 автомашин с боеприпасами. Наши пехотные части овладели этими пунктами 8 декабря, не встретив сопротивления. В этот же день 7-я гвардейская дивизия взяла Льялово.
9 декабря удалось выбить противника из Александровки, Клушино, Никольского, Чашникова и Алабушева. Немцы, прикрываясь сильными арьергардами, стали отходить в западном и северо-западном направлениях. По-видимому, отход был связан с тем, что войска 30-й армии накануне взяли Рогачево, а в этот день подошли с севера к Клину и поставили под угрозу флангового удара всю северную группировку немцев.
Правому крылу 20-й армии 8 декабря была поставлена задача выйти на рубеж высота 239.6 – Никольское – Владычино. 64-я стрелковая и 24-я танковая бригада вышли на р. Волгуша. В тот же день в Никольском наступающая со стороны канала 1-я ударная армия установила связь с 64-й стрелковой бригадой 20-й армии.
9 декабря 64-я и 24-я бригады достигли рубежа Удино – Дмитровка и продолжали наступать на Рождествено. Командующий 20-й армией приказал выделить из состава 64-й бригады подвижный отряд в 600 штыков с задачей перерезать Ленинградское шоссе и Октябрьскую ж.д. севернее Солнечногорска и не позволить противнику отход на Клин и подвоз резервов. 10 декабря 64-я бригада вошла в Шихово, Федотово и Редькино, а передовой отряд во главе с командиром бригады полковником И.М.Чистяковым с ходу занял еще несколько деревень и в 14:00 вышел к Лениградскому шоссе у дома отдыха севернее Солнечногорска. Перерезав шоссе и железную дорогу, подвижный отряд продвинулся на северо-запад.
Параллельно, но немного южнее, наступал передовой отряд 31-й танковой бригады (один танк КВ, три Т-34, один БТ и взвод автоматчиков в качестве десанта). Совершая марш из Рождествено, в 12:00 он освободил деревню Кочергино, уничтожив до роты немцев, в 15:00 с боем захватил Хметьево, а часом позже Дубинино, перерезав шоссе южнее Солнечногорска. На южные и юго-западные окраины города вышла 35-я стрелковая бригада. Овладеть Солнечногорском с ходу не удалось, однако после подхода 331-й дивизии и 55-й бригады из состава 1-й ударной армии в Бутырки и Субботино немецкий гарнизон оказался в полуокружении и был вынужден оставить город. 11 декабря 55-я стрелковая и 31-я танковая бригада ворвались в Солнечногорск и к утру 12 декабря очистили город от противника.
14 декабря части 1-й ударной и 30-й армии завязали бои на подступах к Клину, причем 29-я стрелковая бригада вышла на его юго-восточную окраину. По распоряжению Ставки коменданту Клина был передан ультиматум о сдаче, который был отклонен. Утром 15 декабря город был взят штурмом, но большинство немецких части сумели уйти по дороге на Высоковск.

Подведем итоги. В результате грубой недооценки сил советской стороны немцы достигли окрестностей Москвы в условиях начавшейся суровой зимы и не имея практически никаких резервов. Пока германские 4-я и 3-я танковые группы теснили наши 30-ю и 16-ю армии к Дмитрову и Крюкову, им казалось, что шанс ворваться в Москву «последним батальоном» еще есть. Но когда за спиной этих истерзанных объединений и в промежутке между ними появились свежие 1-я ударная армия В.И.Кузнецова и 20-я армия А.А.Власова, немецкому командованию стало ясно, что надвигается катастрофа.
3 декабря командующий 4-й танковой группы Гёпнер доложил в Берлин о невозможности вести наступление дальше линии Клязьминское водохранилище – Подолино – р. Нахабинка – р. Истра и предложил отвести свои части до линии Солнечногорск – Истринское водохранилище – Звенигород – р. Москва – Нарские пруды. Не дождавшись санкции из Берлина, 6 декабря штаб группы армий «Центр» отдал командованиям 3-й и 4-й танковых групп и 4-й армии на отход до Рогачева, Сенежского озера и Истринского водохранилища. В реальности немцам с трудом удалось закрепиться лишь на рубеже рек Ламы и Рузы.
Tags: 1941, Белый Раст, Война, Красная Поляна, Крюково
Subscribe

  • К вопросу о лидерстве...

    Китайский военный аппарат "системы ДЗЗ высокого разрешения CHEOS" по имени "Гаофэнь-11" №02, запущенный 7 сентября 2020 г., после шести месяцев…

  • Маск и Луна

    В сухом остатке: * Маск сам предложил сумму 2.89 млрд до первой посадки с людьми включительно. Остальные участники тендера хотели намного больше и не…

  • Добыча

    "История изучения подземных сооружений будет теперь делиться на две эпохи: до этой книги и после" (c) С.Полетаев

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments