Igor Lissov (buchwurm) wrote,
Igor Lissov
buchwurm

Category:

Загадка 20-й армии

Попытки разобраться в истории 20-й армии, наступавшей в декабре 1941 года от Красной Поляны на Солнечногорск, постоянно «упираются рогом» в личность ее командующего А.А.Власова. Мало того, что в публикациях советского времени было принято не упоминать его в этой роли, заменяя к месту и не к месту начальником штаба Л.М.Сандаловым, – затуманена оказалась даже история формирования армии. Попробуем разобраться.
Командующий войсками Западного фронта Г.К.Жуков свидетельствует [1]:
«Не помню точно числа, это было после тактического прорыва немцев на участке 30-й армии Калининского фронта и на правом фланге армии Рокоссовского, кажется, что 19 ноября, мне позвонил Сталин и сказал:
– Вы уверены в том, что мы удержим Москву? Я говорю Вам это с болью в душе. Говорите честно, как коммунист.
– Если будут в скором времени подтянуты резервы в район Клина и южнее, Москву, безусловно, удержим. Нужно еще не менее 2 армий и хотя бы 200 танков, – ответил я.
– Это неплохо, что у Вас такая уверенность. – И далее: – Позвоните Шапошникову и договоритесь, куда сосредоточивать две резервные армии, которые Вы просите. Они у нас будут готовы в конце ноября.

Через 30 минут мы договорились с Борисом Михайловичем, что формируемую 1-ю ударную армию сосредоточим в районе Яхрома, а 10-ю армию – в районе Рязани».
Факт и содержание диалога сомнений не вызывает, за исключением последнего абзаца. Это – послезнание. На самом деле на севере планировалось задействовать 19-ю, а на юге – 20-ю армию. От трех следующих по порядку сосредоточения армий – 10-й, 61-й и 26-й – эти две отличались тем, что формировались не из дивизий, а из бригад, и формировались особо срочно.
Насколько мне известно, директивы о формировании двух названных армий официально не опубликованы, однако начальник Генерального штаба РККА Б.М.Шапошников в исследовании «Разгром немецких войск под Москвой (Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. – 31 января 1942 г.)», изданном в 1943 году с грифом секретности и в 2006 г. в рассекреченном виде, засвидетельствовал [2]:
«20 ноября 1941 года директивой Верховного Главнокомандующего было определено формирование 1-й ударной армии (первоначально именовавшейся 19-й армией) с непосредственным подчинением ее Верховному Главнокомандующему. Этой директивой предусматривалось, что в состав армии должны быть включены следующие соединения и части: 55, 47, 50 и 29-я стрелковые бригады с дислокацией в районе Дмитров; 43-я, 60-я стрелковые бригады в Загорске; 71-я стрелковая бригада в Яхроме; 44-я стрелковая бригада в Хотькове; 2, 3, 4, 16, 18, 19-й и 20-й лыжные батальоны в Загорске; 1, 5 и 7-й лыжные батальоны в Дмитрове; 6-й лыжный батальон в Яхроме; 8-й лыжный батальон в Хотькове и 517-й артиллерийский полк в Загорске. Сосредоточение соединений и частей армии в этих пунктах предлагалось закончить к 27 ноября».
Существует источник [3], в котором директива не пересказывается, а цитируется:
«Сосредоточить 19-ю армию в непосредственном подчинении ее Ставке ВГК. Командующим армией назначить генерал-лейтенанта В.И.Кузнецова, начальником штаба генерал-майора Н.Д.Захватаева. В состав армии включить: 29, 47, 50, 55-ю стрелковые бригады, прибывающие в Дмитров, 56-ю в Загорск, 71-ю – в Яхрому, 44-ю – в Хотьково; отдельные лыжные батальоны – 2, 3, 4, 17, 18, 19 и 20-й – в Загорск, 1, 5, 7-й – в Дмитров, 6-й – в Яхрому; 701-й артиллерийский полк – в Загорск. Сосредоточение соединений и частей в этих пунктах закончить к 27 ноября. Штаб армии к 24 ноября развернуть в Загорске».
Цитата эта ложная, поскольку 19-я армия была переименована в 1-ю ударную приказом Ставки ВГК №00112 от 23 ноября 1941 г., и этим же приказом генерал-лейтенант Кузнецов В.И. был назначен командующим 1-й ударной армией с освобождением от должности командующего 58-й армией. Стоит отметить, однако, некоторые различия в планируемом составе армии – возможно, автор [3] имел доступ к исходному документу.
А вот что начальник Генштаба сообщил про 20-ю армию [2]:
«20-я армия, так же, как и 1-я армия, была сформирована на основании директивы Верховного Главнокомандующего от 20 ноября 1941 года с непосредственным подчинением ее Верховному Главнокомандующему. В состав 20-й армии первоначально включались следующие соединения и части: 11, 12, 13 и 16-я стрелковые бригады с дислокацией в Раненбурге, 78-я стрелковая бригада в Троекурове, 35-я стрелковая бригада (прибывшая из Ташкента) в Скопине, 23-й и 24-й лыжные батальоны в Раненбурге, 21 и 22-й лыжные батальоны в Ряжске, 18-й артиллерийский полк в Раненбурге».
Итак, на следующий день после разговора И.В.Сталина с Г.К.Жуковым – 20 ноября – были выпущены директивы по формированию двух запрошенных командующим Западным фронтом армий – одной для действий против Клинско-Дмитровской группировки германских войск и второй против Тульско-Каширской. Номера 19 и 20 они унаследовали от объединений, погибших в октябре в Вяземском котле. Можно полагать, что одновременно с переименованием 19-й армии в 1-ю ударную 20-я армию должна была стать 2-й ударной. Но – не стала, и вообще в таком составе не появилась.
Дело было в том, что в 19-ю армию направлялись бригады, формируемые в восточных районах страны. Так, 29-я бригада перевозилась из Балахны, 55-я, 56-я и 71-я – из Чкалова (Оренбурга), 47-я – из Уфалея, 50-я – со станции Лебяжья на Урале, а 44-я – аж из Красноярска, причем на путь почти в 4000 км она затратила всего восемь суток. Погрузка названных бригад производилась 19 и 20 ноября, выгрузка в Дмитрове и Загорске – в период с 25 по 30 ноября.
А вот в 20-ю армию пять бригад из шести должны были поступить из Северо-Кавказского военного округа:
11-я отдельная курсантская стрелковая бригада – из Ворошиловска (Ставрополь);
12-я и 13-я отдельные курсантские стрелковые бригады – из Краснодара;
16-я отдельная курсантская стрелковая бригада – из Грозного;
78-я отдельная морская стрелковая бригада – из Новороссийска.
И перевозка этих бригад была сорвана, потому что 21 ноября 1-я танковая армия фон Клейста захватила Ростов-на-Дону. И дело даже не в том, что при этом была перерезана прямая железнодорожная линия на Москву – оставалась еще вторая, через Сталинград, – но Ростов нужно было срочно вернуть. И уже утром 22 ноября был выпущен приказ Ставки ВГК №2992/оп за подписью Б.М.Шапошникова о передаче 12-й бригады в состав 51-й армии и о перенаправлении четырех остальных в Батайск в распоряжение командующего 56-й армией.
В результате 11-я бригада, которая 19 ноября получила приказ грузиться в эшелоны для отправки в Раненбург, в пути следования на станции Сальск была перенаправлена на Ростов. Она выгрузилась 23-25 ноября на станции Злодейская (ныне Конармейская) перед Батайском и ввиду недостатка вооружения была поставлена в резерв 56-й армии.
78-я бригада отбыла на Западный фронт 20 ноября. В справке о боевом пути бригады, преобразованной впоследствии в 318-ю дивизию, говорится, что она была возвращена (!) 24 ноября с дороги и также направлена в Батайск. 27 ноября бригада вошла в состав 56-й армии Южного фронта и участвовала в освобождении Ростова, наступая западнее города от Колузаевки на Семерниково и далее на Чалтырь.
13-я бригада формировалась при 2-м пехотном училище в Краснодаре. В ее истории (документ, написанный поэтом!) говорится, что формирование закончилось 23 ноября, а уже 27-го бригада вступила в бой, форсируя протоку Мертвый Донец бок о бок с 78-й бригадой.
16-я бригада по прибытии под Ростов заняла позиции в станице Ольгинская, 27 ноября переправилась через Дон по льду и заняла поселок Фрунзе восточнее города и в последующие дни наступала в составе 56-й армии до Таганрога.
Наконец, 12-я бригада, сформированная из курсантов 1-го военно-пехотного училища в Краснодаре и бойцов, выздоравливающих после ранений, в начале января 1942 г. в составе 51-й армии Кавказского фронта была переправлена в Керчь и успешно воевала в Крыму.
Так что по состоянию, скажем, на 25 ноября командующему 20-й армии, если он уже был назначен, принимать в Раненбурге было решительно нечего. Путь на Москву был открыт одной лишь 35-й бригаде, сформированной в Ташкенте.
Тем временем к северо-западу и северу от Москвы складывалось крайне опасное положение. Части германских 2-й танковой дивизии и 106-й пехотной дивизии, уйдя после Есипово с оси Ленинградского шоссе к северу, 27 ноября захватили Льялово и Клушино и угрожали Химкам и Красной Поляне. Более того, тем самым они завершили прорыв фронта в полосе 16-й армии. Восточнее частей Западного фронта уже не было, и противопоставить противнику можно было лишь войска обороны Москвы под командованием генерал-лейтенанта Артемьева П.А. общей численностью примерно 40 тысяч человек штатного состава.
В это время на основной оборонительной полосе по линии Лихоборы, Щукино, Крылатское, Кунцево, Матвеевское, Никольское, Деревлево, Волхонка, Братеево стояли четыре высоко мотивированных соединения без всякого боевого опыта:
в южном секторе – Южная группа войск в лице 332-й Ивановской имени Михаила Фрунзе стрелковой дивизии (по существу добровольческой);
в юго-западном и западном – Западная группа войск, то есть 5-я и 4-я Московские стрелковые дивизии, сформированные в середине октября из истребительных батальонов районов Москвы и ближайшего Подмосковья;
в северо-западном – Северо-Западная группа войск, представляющая собой 3-ю Московскую коммунистическую стрелковую дивизию, результат экстренной партийной мобилизации в Москве 13-16 октября.
Кроме того, на южный берег Клязьминского водохранилища была выведена подчиненная Артемьеву призывная 2-я Московская стрелковая дивизия неполного состава – несколькими днями позже она примет удар противника у Красной Поляны.
По указанию Ставки ВГК 27 ноября была дополнительно образована Северная группа войск обороны Москвы в составе 28-й и 43-й стрелковых бригад и роты танков КВ, которой были приданы два отдельных дивизиона «катюш» – 7-й и 15-й. Ее задачей было занять оборону на рубеже Ивакино – Черкизово – Усково, перехватив Ленинградское шоссе за Химками, и не допустить прорыва противника на Москву с северо-западного направления. Группу возглавил Герой Советского Союза полковник Лизюков А.И., отозванный с должности командира 1-й гвардейской мотострелковой дивизии. Начальником штаба группы был назначен комбриг Антропов Б.С.
28-я отдельная стрелковая бригада была сформирована в районе Чернуха (Горьковская область) из курсантов эвакуированного Ленинградского военно-инженерного училища, Ярославского пехотного и Рязанского артиллерийского училищ. В период с 20 по 25 ноября она была доставлена в Загорск для включения в состав 1-й ударной армии, но вечером 27 ноября передана в состав Северной группы, переброшена автотранспортом в район Хлебниково и заняла оборону по южному берегу Клязьмы от Ивакино до Мелькисарово.
43-я отдельная стрелковая бригада была сформирована в Новосибирске из курсантов военных училищ и 19 ноября отправлена в Загорск также для включения в состав 1-й ударной армии. После выгрузки бригаду перевезли в Черкизово, и она заняла оборону левее 28-й – на фронте Черкизово – Подрезково – Усково.
27 ноября в Загорск прибыла 64-я стрелковая бригада, сформированная в городе Нижние Серги Свердловской области главным образом из моряков Тихоокеанского флота. 28 ноября Ставка ВГК направила В.И.Кузнецову директиву №005223 о выдвижении бригады на рубеж Черное, Сухарево, Киово, то есть от Икшинского водохранилища до Лобни, с задачей не допустить прорыва противника на Пушкино. В тот же день директивой №005228 бригада была передана в состав войск Московской зоны обороны с непосредственным подчинением командующему Северной группы войск полковнику Лизюкову.

19411129-map-00000002-s
Северная группа войск полковника Лизюкова по состоянию на 29 ноября 1941 г.

Следует отметить интересный разнобой в терминологии. В распорядительных документах разных уровней, вплоть до директив Ставки ВГК, термин «Московская зона обороны» стал использоваться еще до того, как 2 декабря 1941 г. решением ставки ВГК на базе Управления обороны Москвы была создана Московская зона обороны как оперативное объединение войск Красной Армии фронтового уровня.
При этом генерал-лейтенант Артемьев подписывал боевые приказы до 28 октября 1941 г. как командующий войсками Московского военного округа, а со 2 ноября по 3 декабря – как командующий войсками обороны города Москвы. И лишь 3 декабря он выпустил приказ №27 – «С сего числа Управление обороны города Москвы переименовать в Управление Московской зоны обороны» и поставил подпись как командующий войсками Московской зоны обороны.
28 ноября, в день прорыва германской 7-й танковой дивизии за канал в Яхроме, Ставка ВГК направила директиву №3016/оп о передислокации 20-й армии в Москву и о сдаче ею 61-й армии участка Скопин – Лев Толстой. Начальнику политотдела 20-й армии и прибывшему для укомплектования управления комсоставу было предписано прибыть в Москву. Перечень отправляемых вслед за ними соединений и частей (17-я, 18-я, 84-я бригады, 23-й и 24-й лыжный батальон) стоит привести лишь затем, чтобы добавить: и они в итоге в состав 20-й армии не вошли.
29 ноября Ставка ВГК направила директиву о преобразовании Северной группы войск в 20-ю армию. Фактически речь шла о том, что оставшееся «голым» управление 20-й армии примет под свое командование части, уже находящиеся в подчинении полковника Лизюкова, и вновь прибывающие. Командующим 20-й армией был назначен генерал-майор Власов A.A., заместителем командующего – Лизюков А.И., начальником штаба армии – полковник Сандалов Л.М. С 20:00 этого дня армия была подчинена Военному совету Западного фронта.
Оставив за скобками вопрос о том, в какой мере больной генерал-лейтенант Власов (у него было гнойное воспаление среднего уха) на самом деле руководил войсками в декабре 1941 года, отметим, что преобразование группы в армию произошло 30 ноября. Документ, адресованный 64-й бригаде, в 10:00 был подписан еще начальником штаба группы Антроповым и помощником начальника оперотдела капитаном Польским. Боевое распоряжение 64-й бригаде, отданное в тот же день в 16:52, подписали уже заместитель начальника штаба 20-й армии полковник Ложкин Н.Н. и замначальника оперотдела полковник Кулешов А.Д. Боевое распоряжение от 1 декабря Ложкин также подписывает как заместитель начальника штаба армии. Приказы от 1 декабря впервые подписаны командующим армией Власовым и начальником штаба Ложкиным, но фамилия и подпись члена Военного совета отсутствует. Приказы и распоряжения от 2 декабря выпущены за подписью начальника штаба Ложкина. Оперсводку №3 вечером 2 декабря подписал начальник штаба 20-й армии комбриг Антропов. Наконец, под приказом от 4 декабря стоят три подписи: Власова, дивизионного комиссара Куликова П.Н. и нового начальника штаба полковника Сандалова. Антропов остался начальником оперотдела.
И, невзирая на сказанное выше, 3 декабря начальник штаба 64-й бригады майор Горбачев в письменном виде ретранслировал командиру приданной для наступления на Белый Раст танковой группы приказ… командующего армией Героя Советского Союза полковника Лизюкова!
По директиве от 29 ноября в состав 20-й армии включались уже имеющиеся у Северной группы 28-я, 43-я и 64-я стрелковые бригады, 7-й и 15-й дивизионы реактивной артиллерии, вновь прибывающие 35-я стрелковая бригада, 331-я и 334-я стрелковые дивизии, 134-й отдельный танковый батальон. Этот состав, однако, продержался недолго.
334-я стрелковая дивизия первоначально предназначалась для 61-й армии, 28 ноября была переподчинена 20-й армии, но фактически в ее состав не попала и 3 декабря была передана в Московскую зону обороны. Вместо нее уже 1 декабря в составе 20-й армии появилась 352-я стрелковая дивизия из Бугульмы, ранее предназначавшаяся в 1-ю ударную армию. Разгрузившись в Химках, 2 декабря она сменила своим 1162-м полком на позициях у Мелькисарово 28-ю бригаду, перешедшую в наступление. В ночь на 3 декабря 1160-й полк сменил и 43-ю бригаду, которая была передана в 5-ю армию и перебрасывалась в район Николиной Горы.
331-я Брянская Пролетарская стрелковая дивизия, «сестра» 332-й Ивановской, поступила в 20-ю армию вместо 26-й резервной. 25-27 ноября она выдвигалась из Алатыря в Коломну, однако 28 ноября получила приказ о переброске в Москву на Клинское направление и к вечеру 1 декабря сосредоточилась в Химках. Выгрузившийся первым 1106-й полк был немедленно отправлен в Киово и уже 1 декабря с марша пошел в бой с германскими частями с целью овладения Красной Поляной. Для остальных частей дивизии боевое крещение состоялось 2 декабря.
До прибытия на фронт 331-й дивизии, 30 ноября и 1 декабря, бои за Красную Поляну и деревни восточнее ее до станции Лобня вели подразделения 2-й Московской стрелковой дивизии и 3-й батальон 64-й бригады.
Наконец, 35-я стрелковая бригада, отправленная из Ташкента 19 ноября, разгрузилась в Ховрино 1 декабря и на следующий день приняла у 64-й южный участок ее рубежа обороны, от станции Луговая до Хлебниково. Фронт 20-й армии был окончательно заполнен.
Что же касается Московской зоны обороны, то 29 ноября помимо Северной группы она могла выдвинуть к фронту лишь одну 40-ю стрелковую бригаду, которая почти немедленно «ушла» в 16-ю армию. И лишь начиная со 2-3 декабря в адрес МЗО стали поступать новые бригады и дивизии, которые занимали внешний пояс обороны по линии Хлебниково, Сходня, Нахабино, Красная Пахра, Домодедово. Вскоре в состав МЗО были переданы управления 60-й и 24-й армий, которые к середине декабря объединяли соединения и части общей численностью около 175 тысяч человек.

1. Авторский вариант воспоминаний Г.К.Жукова на http://www.rkka.ru/docs/zhukov/zhukov4.htm
2. Битва за Москву. Московская операция Западного фронта 16 ноября 1941 г. – 31
января 1942 г. – М: АСТ, 2006.
3. Сергиево-Посадский район в годы Великой Отечественной войны. 1-я ударная армия. http://vovspr.ru/1-ya-udarnaya-armiya/
Tags: Война
Subscribe

  • МЛМ пристыковался к МКС

    Что называется, "всем смертям назло". Поздравляю!

  • Ван Сицзи

    26 июля исполнилось 100 лет академику Ван Сицзи, главному конструктору РН "Чанчжэн-1" и первого китайского возвращаемого спутника.

  • 25 лет

    Лисов Анатолий Тихонович 24.03.1926 -- 22.07.1996

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments