Igor Lissov (buchwurm) wrote,
Igor Lissov
buchwurm

Categories:

Причудливо тасуется колода...

Хочу вспомнить еще один эпизод из прошлых лет. В начале 1983 года мне довелось везти годовой план работы института в Генеральный штаб Минобороны на визирование его начальниками соответствующих управлений Службы вооружения. Тогда Управлением перспективных средств вооружения командовал генерал-лейтенант, профессор Олег Константинович Рогозин, отец нынешнего руководителя оборонно-промышленной комиссии Дмитрия Олеговича Рогозина.
Необходимость моего присутствия диктовалось тем, что к плану научно-исследовательских и испытательных работ было обширное приложение с перечнем необходимых медико-технических приборов и стендов, используемых в подготовке космонавтов и обследовании летчиков. Многие позиции этого приложения для людей с инженерным образованием были не знакомы, т.к. медицинской техникой в те годы народ еще не интересовался. Кардиографы и рентгеновские аппараты, конечно, знали, а вот слова плетизмограф, рефлексометр, мониторинг и другие вызывали досаду из-за непонимания их сущности. Но когда перед начальником, обладающим правом выделять деньги на закупку импортных приборов, стоял свой человек с голубыми петлицами на тужурке и значком об окончании Военно-воздушной академии, разговор становился более предметным, а принятое решение казалось обоснованным. Вот я и выполнял такую роль посланника от медицины.
Прежде чем попасть к О.К. Рогозину, мне пришлось завизировать документ в Службе авиационной медицины и в Тыле ВВС. Всё прошло быстро, что было очень важно, т.к. указанный план имел шифр «Совершенно секретно» и солдат-водитель автомобиля, солдат, с которым я приехал (нельзя же секретный портфель вести в метро) уже мечтал поскорее попасть в свою столовую на обед. Но здесь произошла задержка.
На нашу беду и к радости О.К. Рогозина в тот день у него родился внук – сын Дмитрия Олеговича. Я сижу в приемной, в кабинет входят офицеры, подчиненные О.К. Рогозина, с поздравлениями, слышны звуки сдвинутых бокалов. Время идет, а в кабинет меня не зовут.
Через час ожидания звоню Петру Степановичу, объясняю обстановку. Он спрашивает: «А генерал тебя видел»? «Видел, – отвечаю, – через дверь кабинета». «Вот и жди! А водитель пусть съест твой бутерброд, который, я знаю, ты всегда с собой возишь». «Он уже съел». «Ну, ничего, служба есть служба, и потом, самое главное: имей в виду, Володя, чем дольше начальник тебя держит в приемной, тем выше вероятность того, что он документ, который нам нужен, подпишет без скрипа. Он же чувствует свою некоторую вину».
Всё произошло так, как предсказывал П.С. Бобровницкий. Генерал не только подписал план, но и по-доброму побеседовал со мной о службе в медицинском учреждении и плеснул в бокал коньячку, и мы с ним выпили за его внука. Сегодня, наверное, ему уже за тридцать, и он продолжает славную традицию своей фамилии.

В.С. Кузнецов. Добрая мудрость. К 100-летию полковника медицинской службы Петра Степановича Бобровницкого. // Космический альманах №16, М.: ГНЦ ИМБП РАН, 2014.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments