Igor Lissov (buchwurm) wrote,
Igor Lissov
buchwurm

Category:

Народное ополчение октября 1941 года. Организационная история

В материале «Загадка 20-й армии» мы отметили, что к 27 ноября 1941 года германские войска завершили прорыв Западного фронта у Льялово и Клушино и уже утром 29 ноября в деревне Мышецкое, в 36 км от Кремля по прямой, вступили в боевой контакт с подразделением 2-й Московской стрелковой дивизии, входившей в состав войск Московской зоны обороны. Это была 7-я стрелковая рота 3-го батальона 2-го стрелкового полка, усиленная одним пулеметным взводом. Соседнее слева Владычино обороняла 9-я стрелковая рота и пульвзвод, а находящиеся справа Озерецкое и Рыбаки – 8-я стрелковая рота, 1-й дивизион легкого артполка и передовой отряд дивизии в составе стрелкового и пулеметного взводов.
Другому передовому отряду 2 мсд уже пришлось драться с противником 25 ноября в Клину, но там его поддерживали части 16-й армии Западного фронта. Здесь же нужно было рассчитывать только на собственные силы.
7-я рота, даже усиленная пулеметным взводом, не смогла удержать Мышецкое, которое заняла рота немецких автоматчиков, поддерживаемая тремя танками. Утром следующего дня противник силою до батальона пехоты с 14 танками окончательно оттеснил 7-ю и 9-ю роты с занимаемых позиций и двинулся на Красную Поляну, которую обороняла 4-я стрелковая рота 1-го стрелкового полка с пульвзводом. Опять же сил было слишком мало, да и позиции едва успели занять и оборудовать, так что к вечеру 30 ноября немцы захватили Красную Поляну.
В Озерецком сил у 2 мсд было больше, и продержаться удалось дольше. Днем 30 ноября по селу отбомбились 18 немецких бомбардировщиков, после чего со стороны Глазова последовала атака роты пехоты с 5 танками, успешно остановленная огнем орудиями 1-го дивизиона легкого артполка. Однако после того, как было получено сообщение о потере Красной Поляны, комбат-3 Ижиндеев и комиссар полка Печников в час ночи на 1 декабря отдали приказ на отход в Киово.
Заняв позиции у деревни Горки, остатки 3-го батальона включились 1 декабря в кровопролитные бои за Красную Поляну, в которых также участвовала рота под командованием начальника 1-го отделения штаба дивизии капитана Курсова и вновь прибывшие части – 2-й батальон 64-й стрелковой бригады и 1106-й стрелковый полк 331-й Брянской Пролетарской стрелковой дивизии. Координировал эти действия заместитель командующего спешно формируемой 20-й армии полковник Лизюков.
Итоги первых боев войск МЗО не были утешительны: если бы не своевременный подход частей 20-й армии, германские части вышли бы на Дмитровское шоссе к мостам через канал Москва – Волга. Рубеж по южному берегу канала и Клязьминского водохранилища прикрывали два неполных полка все той же 2-й Московской стрелковой дивизии.

* * *
Четыре дивизии, сформированные в Москве в октябре-ноябре 1941 года, обычно называют дивизиями народного ополчения. Такой точки зрения придерживаются, к примеру, авторы 8-томной Военной энциклопедии. В действительности все было не совсем так, а в чем-то и совсем не так.
12 «настоящих» дивизий народного ополчения формировались из числа добровольцев по инициативе горкома и обкома ВКП(б) Москвы и Московской области в соответствии с постановлением Государственного комитета обороны №ГКО-10сс от 4 июля 1941 г. и в августе-сентябре переформировывались в регулярные стрелковые дивизии Красной Армии. Половина из них погибла в Вяземском котле в первой половине октября, остальные, потеряв в октябрьских боях большую часть личного состава, сохранились и воевали до Победы.
Параллельно с дивизиями народного ополчения начиная с 27 июня из проверенного партийного, комсомольского и советского актива формировались истребительные батальоны НКВД для борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника, а также патрульной службы и охраны порядка во время воздушной тревоги. Такие батальоны численностью по 500 человек были созданы в каждом из 25 районов Москвы и в районах Московской области. По постановлению №ГКО-76сс от 9 июля 1941 г. бойцы истребительных батальонов Москвы и 10 прилегающих районов области освобождались от мобилизации в Красную Армию и призыва в народное ополчение.
После окружения в начале октября четырех армий Западного и Резервного фронтов под Вязьмой и трех армий Брянского фронта общей численностью 688 тысяч человек на Московском направлении сложилось крайне тяжелое положение. Части, оставшиеся вне кольца окружения, отходили в неорганизованном порядке. Резервов практически не было. На Можайскую линию обороны, в 35-й, 36-й и 37-й укрепрайоны, преобразованные 10 октября в Волоколамский, Можайский и Малоярославецкий боевые участки, спешно перебрасывали все наличные части: две запасные стрелковые бригады, военные училища, пулеметные батальоны, четыре танковые бригады, артиллерию.
Волоколамск успела прикрыть 316-я стрелковая дивизия под командованием полковника И.В.Панфилова, в Яропольце заняли оборону курсанты Военного пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР. Под Можайск первыми выдвинулись батальон Военно-политического училища и сводный отряд Военно-политической академии; 32-я стрелковая дивизия выгрузилась в Можайске и к 12 октября двумя полками заняла оборону у Бородино.
На Малоярославецкое направление по тревоге выступили Подольское стрелково-пулеметное училище и Подольское артиллерийское училище под общим командованием генерал-майора В.А.Смирнова. Заняв Ильинский рубеж между Медынью и Малоярославцем, курсанты в течение 10-15 октября героически отбивали все попытки германского 57-го моторизованного корпуса прорваться по Варшавскому шоссе на Малоярославец. За это время успели прибыть и занять позиции два полка 312-й стрелковой дивизии.
Всего по Можайской линии обороны на фронте в 220 км вообще не было занято войсками 65 км. К 12 октября, когда ее достигли основные силы германской армии, из 149 батальонов, которые должны были занимать рубеж по плану, в наличии было 45. В Генеральном штабе не было иллюзий насчет возможности удержать Можайскую линию – вопрос был о том, на сколько дней удастся задержать на ней противника. В Москве спешно минировали промышленные предприятия и готовились к эвакуации столицы. Перспектива потери Москвы рассматривалась как абсолютно реальная.
Вот в такой ситуации утром 13 октября по докладу первого секретаря МГК ВКП(б) А.С.Щербакова актив московской партийной организации принял решение о создании в столице рабочих и коммунистических батальонов. К 15 октября во всех 25 районах Москвы из добровольцев партийного и советского актива, рабочих, служащих и студентов (мужчин и женщин) были созданы коммунистические роты или батальоны численностью от 188 до 800 человек, суммарно – 10141 человек. Характерной особенностью этих подразделений была очень высокая доля членов ВКП(б) и ВЛКСМ (около 70%) и практически полное отсутствие военной подготовки – 80% личного состава не служило в армии. Из москвичей, пришедших по партийному призыву, сформировали два коммунистических полка.
23 из 25 московских истребительных батальонов решением СНК СССР были переданы из НКВД в подчинение МВО и обращены на формирование сначала четырех, а затем пяти истребительных полков:
* 1-й полк – Бауманский, Советский, Таганский и Москворецкий батальоны;
* 2-й полк – Ленинский, Краснопресненский, Киевский и Куйбышевский батальоны;
* 3-й полк – Молотовский, Калининский, Фрунзенский, Пролетарский и Кировский батальоны;
* 4-й полк – Сталинский, Сокольнический, Ростокинский, Первомайский и Железнодорожный батальоны;
* 5-й полк – Октябрьский, Дзержинский, Тимирязевский, Ленинградский и Свердловский батальоны.
Итак, эти части не формировались «с нуля» на добровольческой основе. Бойцы истребительных батальонов НКВД за три месяца их существования уже прошли обучение, получили боевой опыт на дежурствах под бомбежками, понесли первые потери.
Добавим, что из бойцов истребительных батальонов двух оставшихся районов, Красногвардейского и Коминтерновского, а также из работников Управления НКВД г. Москвы и Московской области и добровольцев московских предприятий, студентов и преподавателей Института физкультуры 17 октября был сформирован истребительный мотострелковый полк НКВД. На базе этого полка готовились разведывательно-диверсионные группы для работы в тылу противника. Зоя Космодемьянская была одним из его бойцов.
Кроме того, 16 октября постановлением №ГКО-807сс было разрешено Наркому обороны включительно призвать по мобилизации по городу Москве и Московской области военнообязанных до 45-летнего возраста и призывников 1922 и 1923 годов рождения. Призывников города и области, а также прибывших из Тулы и Горького, обратили на формирование Московской стрелковой дивизии, которая стала резервом МЗО. Основу ее составили 1-й Московский особый полк, некоторые подразделения 242-й стрелковой дивизии и 1-го корпуса ПВО. Таким образом, сформированная 18 октября Московская стрелковая дивизия численностью 13918 человек вообще не была ополченческой – личный состав был получен из частей Действующей армии и по призыву.

* * *
Приказом командующего войсками Московского военного округа №005/ОП от 14 октября 1941 года главный оборонительный рубеж был определен по линии Ростокино, Лихоборы, Коптево, Химки (Ховрино), Иваньково, Щукино, высота 180.4, Кунцево, Матвеевское, Никольское, Зюзино, Волхонка, Батраково. По приказу командующего Московской зоной обороны от 16 октября он был разбит на три боевых участка, на которые 16-17 октября были выведены истребительные и коммунистические батальоны.
Первый боевой участок, между Дмитровским и Волоколамским шоссе, занимали два коммунистических полка. Рубеж обороны проходил по линии Ростокино, Лихоборы, Коптево, Химки (Ховрино), Иваньково, Щукино. Первым начальником участка был назначен майор Зелик Е.И.
На второй и третий боевые участки выдвинули пять истребительных полков. Двум полкам второго боевого участка был определен рубеж обороны пос. Хорошевский (Серебряный Бор), выс. 180.4, Кунцево. Таким образом, он перекрывал Можайское шоссе. Три полка третьего участка заняли оборону на рубеже Матвеевское, Никольское, Зюзино, Волхонка, Сабурово. Первыми начальниками участков были подполковник Блинов А.П. и полковник Исаев С.Е.
Общей задачей трех боевых участков было не допустить прорыва мотомеханизированных частей противника на Москву. На внешний пояс обороны Москвы по линии Хлебниково, Нахабино, Красная Пахра, станция Домодедово, были высланы передовые отряды с задачей оповестить о приближении противника и задержать его.
21 октября был образован 4-й боевой участок в южном секторе от Калужского до Каширского шоссе, который предстояло занять полкам прибывающей в распоряжение МЗО 332-й Ивановской имени Михаила Фрунзе стрелковой дивизии. Она, кстати, вполне заслуживала статуса добровольческой, так как постановлением №ГКО-534сс от 20 августа 1941 г. ее предписывалось «укомплектовать лучшими людьми города Иваново и области, рабочими ткачами и лучшими колхозниками».
Как следствие, полоса 3-го боевого участка значительно сузилась, и теперь он занимал юго-западный сектор от реки Сетунь до Калужского шоссе. Три батальона 4-го истребительного полка из южного сектора были переведены на сузившийся 3-й боевой участок с размещением перед передним краем 3-го и 5-го полков, что и отражено на широко известной карте от 24.10.1941. В Беляево и Деревлево, например, стоял 5-й батальон Сокольнического района, в Тропарево и Богородском – 2-й батальон Железнодорожного района.

19411024-map-450-0011158-0037-00000002

Боевым приказом командующего войсками Московского военного округа генерал-лейтенанта Артемьева П.А. №013 от 24.10.1941 были образованы три группы войск Московского гарнизона. Управление Московского оборонительного рубежа преобразовали в управление Западной группы, которому были подчинены пять истребительных стрелковых полков и приданные части – четыре отдельных артдивизиона ПТО и два воздухоплавательных отряда, подготовленных как истребители танков. (Нумерация участков при этом изменилась, но мы для простоты изложения сохраним прежнюю.) В Северо-Западную группу вошли два коммунистических стрелковых полка, три отдельных артдивизиона ПТО и рота собак – истребителей танков, а в Юго-Западную – полки 332-й дивизии и части усиления.
27 октября состав Западной группы был пополнен истребительными батальонами Красногорского, Химкинского, Кунцевского, Ленинского, Люблинского, Перовского и Ухтомского районов Московской области. Одновременно истребительный батальон Подольского района был направлен в Истребительный мотострелковый Московский полк НКВД.
В соответствии с приказами по МВО №0021 от 28 октября 1941 г. и №0027 от 29 октября 1941 г. боевые участки Западной группы войск с 30.10.1941 были переформированы в 1-ю и 2-ю отдельные бригады московских рабочих соответственно. При этом 3-й полк шестибатальонного состава разделили между двумя бригадами, так что в каждой из них стало по три полка, а артдивизионы свели в два артполка ПТО.
Тогда же, 30 октября 1941 г., части Северо-Западной группы были сведены в Дивизию московских рабочих, причем за счет перераспределения батальонов в дополнение к двум имеющимся был сформирован 3-й полк московских рабочих.
Дивизия московских рабочих насчитывала 9753 человека, в то время как личный состав двух бригад московских рабочих имел 7260 и 7291 человек фактической численности. Московская стрелковая дивизия четырехполкового состава была самой многочисленной – 14719 бойцов. Таким образом, московские формирования, стоявшие полукольцом вокруг столицы в готовности отразить удар противника, насчитывали 39 тысяч человек.
Директивой Военного Совета МВО №0047 от 14.11.1941 за подписью командующего войсками МВО Артемьева в соответствии с указаниями заместителя наркома обороны Щаденко было приказано к 18.11.1941 перевести:
* Московскую стрелковую дивизию – на штаты стрелковой дивизии 04/400 (15524 чел.);
* Дивизию московских рабочих, 1-ю и 2-ю отдельные бригады московских рабочих – на штаты стрелковой дивизии 04/750 (11618 чел.).
Указанные дивизии впредь именовать:
* 2-я Московская стрелковая дивизия;
* 3-я Московская коммунистическая стрелковая дивизия;
* 4-я Московская стрелковая дивизия;
* 5-я Московская стрелковая дивизия.
В историческом формуляре 129-й стрелковой дивизии, в ее журнале боевых действий и в опирающихся на них источниках называется другая дата присвоения названия «2-я Московская стрелковая дивизия» – 4 ноября 1941 г. Однако их составитель и летописец соединения П.И.Курсов ссылается все на тот же приказ №0047, который сегодня доступен и доказывает, что Павел Ильич ошибся.
Приказом Наркома обороны от 15.01.1942 №0011 было предписано перевести 2-ю, 3-ю, 4-ю и 5-ю московские стрелковые дивизии на штат 04/750 и полностью укомплектовать к 21.01.1942.
Распоряжением Военного Совета МВО от 17 января 1942 г. №00124 3-я Московская коммунистическая стрелковая дивизия была переименована в 3-ю Московскую стрелковую дивизию.
Приказом заместителя Наркома обороны от 19.01.1942 и директивой командующего войсками МВО №0150 от 20.01.1942 названным дивизиям присвоены новые номера 129, 130, 155 и 158, а их полки получили номера полков соответствующих соединений первого формирования.
Приказом Генерального штаба №151477 от 24.01.1942 129-я, 130-я, 155-я и 158-я дивизии были включены в состав Действующей армии и в феврале отправлены на Северо-Западный и Калининский фронт.
Tags: Война
Subscribe

  • Перемилово

    В ночь с 27 на 28 ноября 1941 года 2-й батальон 6-го пехотного полка 7-й танковой дивизии под командованием полковника Хассо фон Мантейффеля при…

  • Яхромский мост-2

    Ничего себе, Карасёва издала "Яуза" :-) Поздравляю, Василий Степанович! Надо, конечно, еще посмотреть, чем отличается издание 2019 года от…

  • Документ, написанный поэтом

    Начало боевого пути 13-й отдельной курсантской стрелковой бригады, которой вместо защиты Москвы пришлось брать Ростов.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments