Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Nuclear

Беляевские корпуса: разгадка

Долго меня донимала загадка корпусной нумерации в квартале 44-47 Беляева. Из трех микрорайонов этого подрайона, как они значились в проекте Я.А.Белопольского, два были занумерованы абсолютно аналогично, по кругу, один от №17 до №35, второй от №36 до №54. Третий микрорайон вдоль улицы Волгина в эпоху корпусной нумерации имел 12 домов -- корпуса от №1 до №12.

2003-Map-CosMoscow3-Labeled

Но куда девались еще четыре номера, от №13 до №16?

Разгадка нашлась в одной краеведческой статье, где была воспроизведена проектная схема квартала 44-47 из журнала "Архитектура и строительство Москвы" (№11, 1964).

196411-AiSM-Plan

Вдоль улицы Волгина проектировалось четыре группы по четыре дома, а не по три, как построили в реальности! Как раз с №1 по №16.

Там же нашлось и перспективное изображение со стороны перекрестка Бутлерова и Профсоюзной:

196411-AiSM-3D

Три корпуса из четырех в каждой группе -- явные пятиэтажки. Ну и четвертый то ли в 12, то ли в 16 этажей, на площадках, где в начале 1970-х построили 12-этажки типа II-57.

Помимо этого, стоит обратить внимание на две высотки -- на месте издательства "Наука" и около 103-й школы. Остальные две, 170-я и 176-я, спроектированы с косым расположением корпусов. Торговые центры на Бутлерова и Миклухо-Маклая одинаковы и симметричны. Детсад есть к югу от 176-й, в реальности построенный уже в 1980-е и по другому проекту. "Витязь" есть, двух поликлиник нет. Но в целом все узнаваемо.

Но прошло совсем немного времени, и проект изменился! Пока строили 24 пятиэтажки, успели перепроектировать микрорайон вдоль Волгина на 12 корпусов, убрали две высотки и посадили три новых по другим местам, выравняли вдоль общих осей обе школы, разунифицировали два торговых центра, добавили детскую и взрослую поликлинику.

1965-Belyaevo

На известной фотографии Я.А.Белопольского у макета (1966) представлен уже этот новый вариант.

1966-belopolsky_vn

В ходе реальной застройки три высотки заменили четырьмя дополнительными 12-этажными корпусами, а потом вкрячили еще три 16-этажки. Ну а потом пришел Лужков, и начали все ломать.
Nuclear

11 дней спустя

График из https://buchwurm.livejournal.com/442740.html на сегодня выглядит так:

20200425-CV19

У нас помимо снижения среднесуточного прироста до 9% (да, жесткий карантин работает!) наметилась тенденция снижения смертности. Скорее всего, за счет все более широкого охвата спорных случаев, когда у пациента вообще не COVID19. Ее, правда, можно нивелировать, если взять Δt = 2 суток, но физического смысла у такой манипуляции не просматривается.

У итальянцев как стало 14.3% четыре недели назад, так и остается.

Что там случилось в США 17 апреля, не знаю. Ступенчатое увеличение смертности с 6 до 7% никакое разовое воздействие не объясняет.
Nuclear

Причудливо тасуется колода...

Хочу вспомнить еще один эпизод из прошлых лет. В начале 1983 года мне довелось везти годовой план работы института в Генеральный штаб Минобороны на визирование его начальниками соответствующих управлений Службы вооружения. Тогда Управлением перспективных средств вооружения командовал генерал-лейтенант, профессор Олег Константинович Рогозин, отец нынешнего руководителя оборонно-промышленной комиссии Дмитрия Олеговича Рогозина.
Необходимость моего присутствия диктовалось тем, что к плану научно-исследовательских и испытательных работ было обширное приложение с перечнем необходимых медико-технических приборов и стендов, используемых в подготовке космонавтов и обследовании летчиков. Многие позиции этого приложения для людей с инженерным образованием были не знакомы, т.к. медицинской техникой в те годы народ еще не интересовался. Кардиографы и рентгеновские аппараты, конечно, знали, а вот слова плетизмограф, рефлексометр, мониторинг и другие вызывали досаду из-за непонимания их сущности. Но когда перед начальником, обладающим правом выделять деньги на закупку импортных приборов, стоял свой человек с голубыми петлицами на тужурке и значком об окончании Военно-воздушной академии, разговор становился более предметным, а принятое решение казалось обоснованным. Вот я и выполнял такую роль посланника от медицины.
Прежде чем попасть к О.К. Рогозину, мне пришлось завизировать документ в Службе авиационной медицины и в Тыле ВВС. Всё прошло быстро, что было очень важно, т.к. указанный план имел шифр «Совершенно секретно» и солдат-водитель автомобиля, солдат, с которым я приехал (нельзя же секретный портфель вести в метро) уже мечтал поскорее попасть в свою столовую на обед. Но здесь произошла задержка.
На нашу беду и к радости О.К. Рогозина в тот день у него родился внук – сын Дмитрия Олеговича. Я сижу в приемной, в кабинет входят офицеры, подчиненные О.К. Рогозина, с поздравлениями, слышны звуки сдвинутых бокалов. Время идет, а в кабинет меня не зовут.
Через час ожидания звоню Петру Степановичу, объясняю обстановку. Он спрашивает: «А генерал тебя видел»? «Видел, – отвечаю, – через дверь кабинета». «Вот и жди! А водитель пусть съест твой бутерброд, который, я знаю, ты всегда с собой возишь». «Он уже съел». «Ну, ничего, служба есть служба, и потом, самое главное: имей в виду, Володя, чем дольше начальник тебя держит в приемной, тем выше вероятность того, что он документ, который нам нужен, подпишет без скрипа. Он же чувствует свою некоторую вину».
Всё произошло так, как предсказывал П.С. Бобровницкий. Генерал не только подписал план, но и по-доброму побеседовал со мной о службе в медицинском учреждении и плеснул в бокал коньячку, и мы с ним выпили за его внука. Сегодня, наверное, ему уже за тридцать, и он продолжает славную традицию своей фамилии.

В.С. Кузнецов. Добрая мудрость. К 100-летию полковника медицинской службы Петра Степановича Бобровницкого. // Космический альманах №16, М.: ГНЦ ИМБП РАН, 2014.
Flame

Попова Юлия Тимофеевна (1938-2015)

2 июня умерла моя тетя, мамина сестра, Юлия Тимофеевна Попова. Более полувека она проработала врачом-неонатологом в Новомосковске. Думаю, не будет ошибкой сказать, что больше половины из 140 тысяч жителей этого города прошла через ее руки. Одного новорожденного она приняла и в последний день своей жизни.

IMG_1870s.jpg

Collapse )
Nuclear

Пересыльное

Не меня надо славословить сегодня. Поздравьте лучше Антона Буслова mymaster. Мы очень похожи: тот же МИФИ, тот же космос (лично работал в проекте "Коронас-Фотон"), та же любовь ко всему, что ездит по рельсам и везет пассажиров, и даже ДР одинаковый. Вот только встречает он его в стерильном боксе онкологии. А в следующий и все последующие пусть встретит дома.